Зов Судьбы. Книга первая

Размер шрифта: - +

Предисловие. Главы 1 - 7

Содержание:

Предисловие
Глава 1. Одиночество
Глава 2. Хранители душ
Глава 3. Будущее
Глава 4. Связь
Глава 5. Уроки
Глава 6. Предсказание
Глава 7. Решающий момент
Глава 8. Встреча
Глава 9. Даниил
Глава 10. Предательство
Глава 11. Брат и сестра
Глава 12. Любовь под запретом
Глава 13. В плену
Глава 14. Побег
Глава 15. Между ангелом и бесом
Глава 16. Предчувствие
Глава 17. Бункер
Глава 18. Сомнения
Глава 19. Правда и не только
Глава 20. Визиты
Глава 21. Выбор будущего
Эпилог. Дежавю 


Предисловие
     
     Окружающий нас мир поражает и удивляет своим многообразием, и одновременно он един во всех своих проявлениях. Он не стоит на месте, заставляя следовать заданному ритму. И каждый день приносит новое в его познании. 
     Мы появляемся на свет каждый со своей миссией. 
     Нам дают имена…. 
     И лишь некоторые задумываются о его значении, считая, что имя определяет судьбу. В известном высказывании говорится: «Как корабль назовешь, так он и поплывет!». То же самое можно сказать о человеке. Имя откладывает отпечаток на нашей судьбе. Рука судьбы ведет по предназначенной для нас тропинке. Иногда эта тропинка прямая, успешная и обязательно с лестницей вверх. Бывает так, что нам выпадает извилистая дорожка, с поворотами и трудностями на пути. Или слишком яркая, но быстрая. А кто-то умирает, не познав ничего… Так или иначе, изменить мы свою судьбу не можем. И никакие знания о будущем не помогут в этом. Скорее, наоборот…
     Жестокий мир. За все в нем надо платить, только цена разная. Либо ты принимаешь правила игры, либо нет.
 Но! «Пока человек не сдается, он сильней своей судьбы»*... И это тоже часть игры…


     *Э. М. Ремарк


Глава 1
Одиночество
  
     Вам когда-нибудь казалось, что вы не такой, как все? Что люди смотрят на вас с интересом, за которым, скорее всего, прячется страх? Вас стараются не замечать или делают вид, что вас нет вовсе? А на все ваши попытки что-то сказать, крутят пальцем у виска? Если да, то вы меня поймете.
     Я – заложница собственной судьбы. Она меня заточила и отгородила ото всех, не спрашивая моего мнения. Одиночество - моя тюрьма. И я не знаю, почему судьба так со мной поступает: сначала дает, потом забирает; улыбается и тут же отвечает пощечиной; одаривает и заставляет мучаться от этого…
     С детства я росла необычным ребенком, а еще лучше сказать странным. Я видела то, что другим не доступно. И меня все старательно избегали: от детей до взрослых. Дети не хотели дружить, а взрослые меня просто боялись. Но мне было все равно. 
     Я привыкла быть одна. И так было буквально с рождения. Во всяком случае, с того момента, как себя помню. Мне даже нравилось, хотя сравнить не с чем. Другой жизни, без одиночества, я не знаю, а та, что была с родителями – уже забыла. 
     Родители меня обожали и расстраивались, когда в очередной раз сталкивались с непониманием. Я была у них поздним и единственным ребенком. И, конечно, как любые родители, они желали для меня только лучшего. Я их почти не помню… 
     Страшная авария перечеркнула всю мою жизнь и разделила на «до» и «после». Воспоминания того дня до сих пор живут во мне, заставляя возвращаться в прошлое. Мне было пять, когда все это произошло. Мы возвращались домой из долгой поездки - путешествовали на машине по красивейшим местам нашей необъятной страны. Водитель встречной машины заснул за рулем и на полной скорости протаранил нашу машину. Каким – то невероятным чудом в живых осталась только я. Остальная жизнь просто стерлась, будто ее никогда и не было. Не было родителей, и я всегда существовала отдельно от них. И ничто меня с ними не связывало.  
      А потом начался кошмар моего одиночества.
      Родственники от опеки надо мной отказались (тоже избегали) и я оказалась в детском доме. Не могу забыть лицо своей тети, которая убеждала меня, маленькую девочку, что там будет хорошо. У меня появятся друзья, обо мне будут заботиться и любить. Не жизнь, а сказка… Если бы она только знала, как я жила все это время. Но она забыла о моем существовании сразу, как захлопнула за собой дверь детдома. И никто никогда меня не навещал.
 Вы спросите: «Что со мной не так?»
      Всех пугала моя особенность. Все пришло более - менее в норму, когда я поняла, что со мной происходит, и научилась себя контролировать. Мой дар – мое проклятье. Нет ничего лучше, жить обычной жизнью, просто жить и радоваться, а не копаться в будущем и не рассказывать об этом другим, которые принимают тебя за сумасшедшую. Ведь именно это мешало другим просто общаться и дружить со мной. А я наивно верила, что другие люди тоже так умеют, но когда поняла, что я одна в своем «несчастье», то просто ушла в себя. 
      Страх охватывал, когда я представляла, что ждет  меня. Вечное одиночество? 
      И, вспоминая годы, проведенные в детдоме, я лишний раз в этом убеждаюсь. Я всегда была одна. По ночам часто убегала, просто так - погулять. И никто ни разу не заметил этого. А другие дети, если и видели, то молчали. Хотя иногда так хотелось, чтобы кто-нибудь вспомнил о тебе и пошел искать. И искренне спросил: «Как ты?»
      И вся моя жизнь превратилась в испытание и борьбу с самой собой, но от себя не убежишь… 
      В день своего совершеннолетия я хотела лишь одного - забыть этот период жизни и начать новый, в котором меня никто не знает. Навсегда закрыть дверь и шагнуть навстречу своей судьбе. Несмотря на все, я не теряла надежду и верила в свое светлое будущее… 
      …Оставалось лишь зайти к директору детдома – Тамаре Сергеевне. Без личных напутствий она никого не отпускала. Странно, что она вообще обо мне вспомнила.
     - Удачи тебе, Богдана, - сухо сказала Тамара Сергеевна, когда прощалась со мной.
 Сколько жила здесь, а она так и не запомнила, как меня надо звать.
     Мое имя мне не нравилось, потому что еще больше подчеркивало мою особенность, а в голосе окружающих делалось каким–то издевательским. Я больше любила, когда меня называли просто -  Дана. Во всяком случае, оно мне не напоминало о самой себе. То же мне… «богом данная»... Людям я не нужна, пользы никакой. Зачем я родилась на этот свет? Не понятно…
     - Спасибо, – ответила я. 
     Радовало то, что у меня была квартира, которая досталась от родителей, а еще счет в банке. Мои родители были далеко не бедными людьми. Теперь начну нормальную жизнь, если слово «норма» вообще ко мне применимо. 
     - Чем хочешь заняться? – спросила директор. 
 Можно подумать ее это интересует. Спрашивает только из вежливости. Могла бы себя не утруждать.
     - Пока точно не знаю, мне многое интересно, но больше склоняюсь к психологии. Хочу поступить в институт. 
 Зачем я распинаюсь перед ней? Больше всего хочу уйти отсюда и как можно скорее.
     - У тебя все получится, другим повезло меньше, у них не было таких заботливых родителей. И шансов на хорошую жизнь не так много, – сказала Тамара Сергеевна с явной завистью, хотя лучше бы она этого не говорила.
     Во мне все взорвалось от возмущения. Как она вообще может называть мою жизнь шансом? Какое удовольствие в жизни изгоя? Кто хочет в мою шкуру – прошу, мне не жалко!
     - Вы считаете, что это везение, потерять самых близких людей, оказаться тут, быть изгоем. Я согласилась бы на все и на бедность тоже, лишь бы они были рядом, – резко ответила я, сдерживаясь от слез.
     - Ну что ты, Даночка, - подчеркнуто на моем имени сказала директор, видимо хотела меня утешить, но у нее это плохо получалось. Она, как и все, старалась держаться от меня подальше. -  Я имела в виду, что ты талантливая и нет ничего плохого в том, что ты  возьмешь от жизни то, что она забрала у тебя когда–то. Ты извини, я не хотела тебя расстроить.
     Не хотела? Да она же просто боится, думает, прокляну! Меня многие здесь считают ведьмой. Ну, ничего, сейчас выйду, закрою за собой дверь и там останется все от чего хочется убежать. В моей новой жизни меня никто не знает, а значит, я буду принимать с благодарностью все, что она мне даст.
     - До свидания, - сказала я и стала уходить.
     - До свидания, Дана.
     Ну, наконец-то!
     Я вышла на улицу и сразу почувствовала облегчение, тяжелый груз упал с моих плеч. Все то, что давило на меня последние (а, впрочем, и единственные) годы моей жизни, остались за дверями детдома.
     Был хороший летний день, не очень жарко, но очень солнечно. Щебетание птиц и буйство красок поднимали настроение, дарили радость, и хотелось прыгать, как маленький ребенок радуется мелочам. (Хотя рассуждать на эту тему мне сложно – этой радости у меня не было. Я просто не могу знать каково это).  
     Свобода! Здравствуй, новая жизнь!
     Я подняла руки к солнцу и вдохнула свежий воздух, чувствуя, как сама жизнь наполняет меня. У меня все получится, я научусь жить и буду счастлива!
     А теперь домой…



Ирина Гутовская

Отредактировано: 18.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться