Зов трав

Размер шрифта: - +

Эндшпиль

Захлопнув дверь комнаты Уны и Мартина, Таша сделала над собой усилие и ушла подальше. Она с завидным хладнокровием вернулась в большой зал внизу гостевого дома, медленными глотками допила горьковатую настойку, а заодно и ту настойку, что была в оставшемся графине Мартина Вуда, и только договорившись с Джоном о комнате на пару дней, воительница позволила себе более менее расслабиться.

То, что произошло некоторое время назад на ее глазах, не давало и шанса успокоиться и обрести хотя бы подобие покоя. Триумф Таши был так близок! Если бы не чертова интуиция или шестое чувство Мартина, то Уна бы погибла, и Таше бы не пришлось марать свои руки чужой кровью. Как просто и легко бы завершилась ее непростая миссия!

Плотно закрыв тяжелую дверь в своей комнате, Таша еще долго не могла успокоиться. Взбудоражено шагая из одного угла комнаты в другой, воительница все думала и думала. Мысли сменяли одна другую, казалось бы, со скоростью света, не давая сконцентрироваться на чем-то одном. Как стремительно и неожиданно ее миссия обрела сущность! Раньше была только идея, мысль, что Таше предначертано найти и убить детей небесных светил из предсказанного неизвестно кем пророчества.

Детей, да уж. Воительница из города ветра тихо рассмеялась. Ни Уна, ни Мартин нисколько не походили на детей. По ее выводам, они были примерно одного возраста с самой Ташей. Возможно, хрупкая девчонка была чуть моложе, но не суть. Главное, что ее цели не были детьми, и это немного, но облегчало задачу Таши.

Достав фламберг из ножен, светловолосая воительница потянулась за небольшим точильным камнем, который всегда носила с собой. Ухаживая за клинком, она сама не заметила, как ее мысли медленно становились все более четкими и трезвыми.

Да, Уна не погибла там, под водой. Но она умрет – так или иначе. Таша сразу поняла, что из этих двоих убить легче всего будет именно девчонку. Она не походила воина, а вот Мартин явно имел представление об обращении с оружием. Как раз-таки именно Вуд и вызывал у воительницы легкие опасения. Судя по тому, что девушка видела, можно было сделать вывод, что парень с девчонкой были довольно близки. Поэтому Вуд непременно кинется защищать Уну, это было ясно, как белый день. Именно из-за этого необходимо было придумать и решить, как справиться с этой преградой на пути к намеченной цели.

А еще эта особенная интуиция Мартина. Неужели молодые люди как-то связаны? Как парень узнал об опасности, нависшей над девчонкой? И сможет ли он узнать о том, что опасность исходит и от Таши тоже? Пока что интуиция его подвела. Во всяком случае, в отношении воительницы из города ветра.

Конечно, можно было бы нейтрализовать Мартина другим способом, менее насильственным. Например, Таша могла бы его соблазнить, потому что он явно оценил ее внешность, рассматривая девушку у барной стойки при знакомстве. Это она еще четко почувствовала при первом разговоре. Но все же, то, как Мартин бросился спасать свою спутницу, то, как он держал ее руку… У Таши не оставалось сомнения в том, что между Вудом и Уной что-то было. Как глупа и забавна судьба! Дети небесных светил объединены не только магической связью пророчества, но и вполне земными чувствами привязанности. Это было слишком непонятно для Таши, поэтому она тут же выкинула эти мысли из своей головы.

Вопрос оставался не решенным, но девушка все же поняла, что ей легче будет справиться именно с казавшейся беззащитной Уной. Поэтому главной целью воительницы из города ветра стало придумать, как заманить травницу в ловушку, чтобы Мартин ни о чем не заподозрил и не помешал Таше. 

Прикидывая варианты, воительница и сама не заметила, как прошло не меньше нескольких часов. Когда сопротивляться навалившейся усталости не было больше сил, только тогда девушка позволила себе быстро умыть лицо остывшей водой и лечь в постель, не раздеваясь, прямо в одежде. Рядом с ней на кровати лежал верный фламберг, готовый в любой момент защитить свою хозяйку, а его темный камень таинственно сверкал в свете свечей.

* * *

Уна проснулась резко, будто на нее вылили ведро с холодной водой. Распахнув глаза, девушка тут же закашляла. Каждое, даже самое маленькое, движение отдавалось болью в грудной клетке. Осторожно повернув голову, травница уставилась на того, кто занимал большую часть ее скромной постели. Мартин спал, и на его расслабленном лице было какое-то странное выражение тревоги и беспокойства.

Вчера ночью они так много говорили! Предполагали и спорили насчет пророчества о детях солнца и луны. В конце концов, устав от изнуряющих разговоров, они начали засыпать, и Уне отчаянно не захотелось, чтобы Мартин уходил к себе на кровать. Вуд, впрочем, особо не сопротивлялся. Лишь попросил Уну надеть что-то более приличное, чем полотенце поверх обнаженного тела. Травница смущенно улыбнулась, но просьбу его выполнила.

И сейчас, чувствуя, что утро нового дня давно вступило в свои права, Уна внимательно рассматривала лицо спящего Мартина. Самое любопытное, что когда она смотрела на парня, то внутри нее возникало необыкновенное чувство нежности. Появлялось желание дотронуться до кожи Мартина, ощутить его тепло и почувствовать невероятную энергию и силу, которая исходила от него. Травница вдруг счастливо улыбнулась. Ей казалось, что никогда раньше она не была настолько счастливой.

- Ты рассматриваешь мое лицо, - проговорил Мартин, не открывая глаз. Уголки его губ чуть приподнялись, и он поморщился, словно в лицо ему светило яркое солнце, хотя от окон в комнате шел привычный для скалистого города серый свет. – Это немного жутко.



Вера Оттер

Отредактировано: 14.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться