Зов Жар-птицы

Размер шрифта: - +

Зов Жар-птицы - 23

Как бы ни хотела Татьяна побыть в одиночестве в этом роскошном огромном дворце, - не получалось. Согласившись остаться здесь жить до лучшего времени, под защитой государыни, она вынуждена была согласиться и участвовать в развлечениях, как наступающий нынче музыкальный вечер.

Он не ждал. Татьяну приодели, сделали настолько прекрасной, как не выглядела давно: заметила она, глядя на себя в зеркало. Словно какая принцесса, быть которой так мечтала в раннем детстве, когда душа была не тронута жестокостью мира, была чиста и отрадна. 

Такой же принцессой её себе назвал и Антон, когда увидел входящей в зал в сопровождении Императрицы и фрейлин. Он стоял в стороне от гостей вечера возле друзей. Иван, Василий и Григорий были приглашены сюда, как и он. Почему же стоило отложить поездку да прибыть сюда, никто из них не знал. Однако, странное чувство волновать стало душу Антона, когда он видел сейчас Татьяну, столь прекрасную, но необычайно печальную.

Она смотрела в пол, будто была в чём виновата, а наказанием было то, что обязана находиться сейчас здесь. Он наблюдал за каждым шагом, жалея и желая о многом спросить, но должен был стоять да молчать. За что эта расплата — слезами да тоской — он молился внутри себя впервые, чтобы не видеть больше подобной боли души.

Здесь вдруг раздались аплодисменты и возгласы:

-Просим! Просим! 

Государыня же объявила, что умоляла дорогую гостью, а ею была Татьяна, исполнить очень важную песню, важную для многих. Антон смотрел с волнением, друзья взглянули на него, будто догадываясь о происходящем здесь, но молчаливо слушали начавшуюся нежную мелодию.

Татьяна так и не взглянула ни на кого вокруг. Словно так и находилась в каком-то полусне. Она села на стул у играющего оркестра и запела:

Ах, шуми и пой река
О моей судьбе.
Виновата в ней сама,
Что горька теперь.

Спой же, реченька, родная,
Что одна поймёшь меня,
Как волна с волной играя
Обнимает берега.

Прожитое сильным ветром
Воротилось вновь ко мне
И тревожит душу светом
Памяти любви моей.

Успокоиться бы надо.
Не воротишь ничего.
Только сердце бьётся сладко
Да в надежде горячо.

В вихре дум посреди ночи
Позабыть я не могу
Ни любви, ни его очи,
И мечта тревожит грудь.

Кабы он меня увидел,
Кабы выслушал бы вновь,
Отдала бы всё на свете,
Только б вновь была любовь... 

Душераздирающая мелодия. Зачаровывающее пение. Исполнение Татьяны и её переживания прочувствовал каждый вокруг. Когда мелодия доиграла, в зале на мгновение воцарилась совершенная тишина, которая была нарушена один за другим появляющимися аплодисментами, которые переросли в шквал радости:

-Браво! Великолепно! Невероятно!... Браво! Превосходно!

Поднявшись да выполнив изящный поклон, Татьяна подняла и взгляд, который тут же встретился с печальным взглядом Антона: «Он здесь?... Что это?... Что происходит?... Откуда он здесь? Только не он!»

Вопросы закружились в ней, заставляя покинуть зал, чтобы не видеть никого, никого, желательно никогда...
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться