Зов Жар-птицы

Размер шрифта: - +

Зов Жар-птицы - 28

Вернувшись во дворец, Татьяна укрылась в своей спальне, не желая никого видеть. Особенно отца, как попросила служанку ему и передать. Долго сидела она у окна и плакала, пока не услышала стук в дверь да голос отца:

-Ради тебя же старались... Слышишь? Ну прости, подыграл им.... Слышишь? Танечка?... Если не любим он тебе более... Я думал, любим. Танечка?

Но дочь молчала. Она подошла к двери, хотела её открыть, но не стала. Воцарившееся молчание насторожило. Только хотела выйти в коридор, как услышала еле доносившийся оттуда до слуха разговор. Татьяна осторожно приоткрыла дверь и стала подглядывать в щёлку на отошедших от её спальни отца да Григория.

-Этот-то что здесь делает? - прошептала себе Татьяна и замолчала.

-Я передам ему всё, что приготовили, - принял Григорий от её отца папку со вложенными в неё бумагами.

-Только, знайте, коль опасное что будет, гневаться начну, - пригрозил отец.

-Уверяю, всё будет чудесно на сей раз, - улыбнулся Григорий. - Давайте обсудим всё в ином месте?

-В трактире? - предположил тут же отец Татьяны, но Григорий вздохнул, отправившись с ним медленно дальше по коридору:

-Нет, увы... Там есть недоброжелатель, и я намерен предупредить о нём нашего друга.

О чём далее они беседовали, Татьяна не слышала. Она взглянула в зеркало, поправила прическу, припудрила лицо и кивнула себе:

-А мы не допустим.

Надеялась Татьяна, что сумеет отыскать, куда ушёл отец с Григорием, а удача будто была рядом. Проходя мимо одного из окон, Татьяна обратила внимание, как в темноте уже давно начавшегося вечера, под фонарями в саду, стояли как раз они. Она тихо вышла в сад, спряталась стоять за кустами, но так и не удалось расслышать, о чём говорил отцу Григорий. Тот лишь кивал в ответ, что-то взволнованно спрашивал, но успокаивался быстро, как только собеседник снова говорил.
 
-Ну и слава Богу, - потёр руки оставшийся довольным отец, расставшись с Григорием.

Оба спешили будто куда, разошлись в разные стороны, но Татьяна осталась со множеством вопросов в голове.

-Папенька?! - выкрикнув, бросилась она следом за отцом.

Тот будто не удивился, продолжал свой путь даже когда она нагнала и шла подле:

-Что случилось? Я думал, ты уже спишь.

-Что за дела у тебя такие с ним? - волновалась Татьяна.

-Ах, забудь, личные, - махнул он рукой, но его поведение всё больше поражало:

-Какие ещё личные?!

-Дорогая, - резко остановился отец и взглянул с удивлением в глаза. - Не всё же мои заботы о тебе. У меня есть и свои дела.

Он отправился дальше, чтобы вернуться во дворец, а Татьяна чувствовала, как что-то вот-вот внутри неё да взорвётся. Она поспешила следом и снова шла рядом:

-Это какие дела могут быть с человеком, который приходится другом тому, кто мне...

-Любим, - улыбнулся отец и снова остановился, взяв в тепло своих ладоней её руку. - Не волнуйся. Я попросил их передать нечто важное одному знакомому. Понимаешь, «Красный чёрт» отправляется завтра по утру в путь. Будут воевать на стороне англичан против французов.

-Что? - кольнуло в груди Татьяны болью. - Воевать?

Словно в какой сон погрузилась, молча ушла во дворец, ничего не сказав боле, а смотревший вслед отец всплеснул руками и тут же взмолился к небесам:

-Пробудитесь же теперь!

С мольбой к небесам обратился и Григорий, прибывший к кораблю, но узнавший от его моряка, что Антон ушёл ужинать в трактир. Моряк тут же кивнул в сторону вышедшего из склада портового, и Григорий оглянулся:

-Следит всё время будто?

-Так и есть, - подтвердил моряк.

Григорий поспешил скорее в трактир и тут же сел напротив одинокого друга:

-Лучше сменить место обеда для тебя и всей команды. Не в первый раз говорю.

-Знаю, понимаю, но ребята любят отдыхать именно здесь, - усмехнулся Антон. - Да и не обедаю я здесь с тех пор, как погибла Иона... Ещё отравят.

Оба обратили внимание на хозяина заведения, бросившего в их сторону презрительный взгляд. 

-Всего насквозь просматривает, - вздрогнул Григорий, будто замёрз. - Вся эта история с их семейкой и проклятым Скорпионом так и встаёт пред глазами.

-Иона погибла не по нашей вине. А коль известно будет, кто так жестоко обошёлся с нею, всё может и встанет на место,... наконец-то, - ответил друг, но Григорий мало верил в подобное:

-Реальность страшнее, чем мы предполагаем. Портовой тоже следит за нами, будто мы ему должны. 

-Да, я заметил... Не доказать пока его грязные делишки. Да и стоит ли нам сим заниматься? Итак проблем хватает, - вздохнул Антон. - Ты мне лучше вот что скажи... Зачем за моей спиной вы привели Татьяну в порт? Я видел, у неё глаза были завязаны. 

-Ты бы был против объясниться с нею? -  улыбнулся Григорий. -  Мы лишь попытались подтолкнуть вас друг к другу. Вот и письмо от её отца тебе, что благословляет он вас, - положил он перед другом конверт.

-Не надо... Она ясно дала понять, что не желает уже ничего, - с этими словами Антон поднялся и сделал знак рукой своим морякам покидать трактир, но конверт всё же забрал.

-Увидимся в Италии? - с надеждой вопросил Григорий, поднявшись следом.

-Обязательно, - похлопал Антон его по плечу да покинул трактир, а там и берег.
Не оглянувшись, ничего больше не сказав, словно полон был равнодушия к когда-то родному месту и дорогим, остающимся позади, людям...
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться