Зов Жар-птицы

Размер шрифта: - +

Зов Жар-птицы - 41

Когда пришло время обеда, Василий с надеждой смотрел на дверь камеры и ждал, когда придёт Еремей. Сосед по камере тем временем перебрался сидеть рядом на скамье и заметил будто странное:

-Чего пялишься туда? Думаешь, освободят так скоро? Зря надеешься... Здесь всё в руках и власти денег.

Василий промолчал, уставившись прямо перед собой, явно давая понять, что не настроен на беседу с ним. Когда к их камере пришёл один из молодых охранников и принёс еды, он вскочил и бросился к прутьям двери:

-Где Еремей?

-Этот пьяница что ли? - засмеялся охранник. - Спит беспробудным сном!

-Спит, - выдохнул Василий и, забрав свой хлеб с водой, сел обратно.

-Еремей, - вымолвил его сосед, аппетитно поедая хлеб. - Друг что ли? 

Василий промолчал и теперь. Он съел свой чёрствый кусок хлеба неохотно да не допил воду, вкус которой лишил желания пить. Тем временем под его ногами под скамьёй сосед заметил валяющийся парик и поднял:

-Ишь ты, - встряхнув его, бросил Василию и продолжил вопрошать, заметив форму его. - Офицер... Давно служишь?

-Давно, - ответил наконец-то тот, надев парик.

-Кому ты дорогу перешёл? - интересовался сосед, и Василий взглянул на него, растрёпанного, побитого, но тоже в форме офицера.

-Протасову, - сказал Василий и заметил, как слова его прозвучали для собеседника, будто гром с ясного неба.

-Какое совпадение! Я тоже! - засмеялся нервно он, а от следующих слов Василию стало не по себе. - Брат я его!

-Как брат? Что за бред? - возмутился Василий, но больше поговорить пока им не удалось.

К прутьям двери подошёл вновь подвыпивший Еремей. Василий сразу бросился к нему, а смеющийся сосед стал вновь серьёзным, наблюдая за происходящим.

-А,... ты не один, - заметил Еремей да хотел уже уйти, как Василий схватил его за рукав, прошептав:

-Стой... Помоги хотя бы письмо отправить.

Еремей с недоверием взглянул на его соседа по камере и молча поплёлся дальше.

-Чёрт возьми! - выкрикнул Василий с досадой. - Всего-то убить хотел... твоего брата, - оглянулся он на соседа, и тот видел в глазах его презрение:

-Понимаю... А у меня рука не поднялась... Сына моего он отправил в плавание, чтобы грязные дела свои завершить через него. Ужасный человек, ужасный.

Василий смотрел в ответ, как вкопанный, не решаясь пошевелиться, чтобы не заставить тем самым собеседника замолчать.

-Жену свою сначала пытался уничтожить, убить,... дабы всем её богатством завладеть, а тут, вижу, явился домой с нею, - усмехнулся тот. - Планы переменил, мол, из-за ребёнка, что якобы ждут. Жена его письмо отправила в Петербург, в котором очищает супруга своего, мол не он злодействовал, а кто иной... А Протасов будто пытался спасти, защитить, что её, что какую-то девицу во дворце. Тёмными делами занимается, я знал всегда, но молчал. У самого врагов хватает, а он помогал от врагов уберечься, пока жену мою не погубили. Я отказался дальше помогать ему, вот и упрятал он меня сюда. Побоялся убить..

-Зачем Вы рассказываете это всё? - не понимал Василий.

-А затем, чтоб донёс рассказ сей до дворца... Если понадобится, до самой Императрицы. Жена моего брата дружна с нею, может помогут. Не может долго продолжаться злодеяние,... не может, - смотрел теперь в даль собеседник, а по дыханию его, ставшему более ровным, чем во время рассказа, Василий понял, что теряет сей человек надежду выжить. - Меня здесь будут бить до смерти, а потом скажут, что ошиблись. Всё сделают, как надо, если никто не вмешается... А мне всё равно уже, - взглянул собеседник вновь в глаза севшего рядом Василия. - Ты бы выжил да донёс или в письме своём попросил о помощи... Сына бы только моего вернули, чтоб жил.

-Сына? Куда его Протасов дел? - вопросил Василий.

-На корабль какой-то отправил одного из врагов убрать незаметно. Портовой Борис ему помог... Опустошили один из ящиков, посадили туда моего сына Данилку... На мальчишку кто подумает? А у него в кармане пузырёк с ядом... Как использует при удобном случае в плавании, выкинет за борт и всё...

-И всё? - насторожился Василий, начиная догадываться, о чём идёт речь. - На какой корабль? Имя?

-Красный чёрт, - смотрел его собеседник так, будто тоже стал догадываться о том, что мыслил Василий. - Тебе что-то известно?

-Что-то?! - вскочил Василий и бросился к прутьям двери. - Еремей! Вернись! Не смей спать!

Но только тишина была ответом...



Tatjana Rensink

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться