Зов Жар-птицы

Размер шрифта: - +

Зов Жар-птицы - 50

Только Антон сошёл с Данилой на берег, сразу принял от ожидавшего там своего помощника рассказ, что все дела с кораблём решены, что «Красный чёрт» может отдыхать в порту и портовой не будет иметь вопросов. Кивнув в ответ, Антон хотел распрощаться с ним, как помощник кашлянул и добавил:

-Кап,... у портового имеется конверт для Вас. Мне ещё показалось, что руки его дрожали, когда он взглянул на имя на конверте.

-Эта крыса знает, чего боится... О его грязных делах знают многие, а доказать не могут, вот и боится, что может кто его выдаст, - усмехнулся Антон. - Бог ему судья... Благодарю, мой друг, ступай домой, к семье... Получишь известие от меня, как и что далее.

Антон взял Данилу за руку, распрощался с помощником да поспешил к портовому. Отворил дверь ногой с таким грохотом, что сидевший за столом у окна портовой тут же вскочил.

-А ну-ка, Борис, давай мне конверт!

-Вот, капитан, прошу, - трясущейся рукой протянул он его, словно и ждал вот-вот отдать. - Вам повезло пристать к берегу... Такие бури ходят!

-Смотри, чтоб не сдуло, - засмеялся Антон и, забрав конверт да взяв Данилу вновь за руку, ушёл, хлопнув дверью со всей силы. 

-Он плохой? - заметил Данило, и Антон, раскрывая конверт, прочитал послание, вздохнув:

-Пусть с ним иные разбираются. Нам предстоит посетить моих друзей. Это не так далеко... В деревне.

Он рассказал Даниле об Иване, к которому они теперь держали свой путь. Петербург. Сани. Заснеженные белые поля. Казалось, зима пришла столь нежданно, но воздух был будто мягким, а с неба вновь стали падать капли дождя, смешанного со снегом. Ветер усиливался и будто та буря, о которой говорил портовой, началась.

-Холодно, кап, - стучал зубами Данило, а Антон покрывал его мехом, под которым сидели, все плотнее да прижимал в свои объятия:

-Терпи... Ты теперь сильный мужчина.

-Да, капитан, - уткнулся тот носом в его плечи. - Только там было теплее... Мы скоро?

-Скоро, - улыбнулся Антон, и не обманул. 

Недолго мчал извозчик их на санях, подгоняя резвую тройку. Ещё не успело стемнеть, как остановил у нужного дома в деревне, на который ему указал Антон. Отдав на прощание больше монет, чем извозчик спросил, Антон осчастливил его. И тот, довольный платой, запел, уезжая дальше. 

-Здесь? - так и прижимаясь к Антону, вопросил Данило.

-Здесь, - подтвердил он, стуча в дверь дома и скорее входя в сени, где уже пахло теплом да свежим хлебом.

-Не может быть! Наконец-то! - тут же вышел к ним Иван.

Он радостно раскинул руки, приняв друга в объятия и уводя в комнату. Антон обнимал мальчика, усадил его скорее у печи, а засуетившаяся Настя укрыла плечи ребёнка покрывалом да подала тёплого молока:

-Пей, миленький, грейся... Сейчас покормим и спать положим, согреетесь.

-Красиво, - улыбнулся Антон, заметив, что Настя округлилась вновь в ожидании очередного малыша.

Тишина, покой и тепло. Устав с дороги, Антон больше не мог и слова молвить, пока не отужинали и дети Ивана с Настей да Данила не уснули. Оставшись сидеть за столом, но откинувшись на спинку стула, Антон на мгновение закрыл глаза. Будто кто заставил его вновь вспомнить тот закат, когда увидел очертание жар-птицы, созданной радужными красками солнца да облаками...

-Тебе сейчас постелем, - услышал Антон голос Ивана, и как его рука коснулась плеча.

-Все вернулись? - открыл глаза он и протёр их, допив из своей кружки молока. - Вернулись без приключений?

-Спокойно было, - улыбнулся друг и сел рядом, пока Настя готовила ко сну постели. - Я завёз Григория с Зиной и Мишенькой в Новгород... Там они сейчас до сих пор. Был на прошлой неделе в его лесничем домике, там всё хорошо. Если больше снега выпадет, будет не проехать, но что делать... Соседка с деревни следят за порядком. А Гришка с Зиной, видать, венчаться будут скоро. Тебя ждали.

-Рад за них, - вздохнул Антон, глядя вперёд.

-А потом я был у государыни, - сел Иван в более серьёзную позу с нескрываемой тревогой в глазах. - Плоха она... Слишком часто болеет. Переживает о многом. Но то, что она мне рассказала, заставляет переживать и нас всех.

-Что опять случилось? - сел слушать внимательно Антон, забыв об усталости.

-Не знает государыня, куда Танечка наша делась, - села к ним Настя и опустила печальный взгляд. - Письмо получила из Москвы от Татьяны, что, мол, очищает имя супруга своего, что не виноват он ни в  чём, что все злодейства не он будто совершал, а кто иной, которого сам и уничтожил. Странным всё кажется. Уж не держит ли он её в страхе каком?

-Неизвестно, где они оба, - добавил Иван. - Как государыня письмо от Татьяны получила, послала сразу схватить Протасова дома в Москве, а Татьяну вернуть в Петербург, но не было там никого. До же дом Татьяны в Петербурге каким-то странным образом сгорел.

Откинувшись на спинку стула, Антон вновь закрыл глаза. Он слушал рассказ друзей, вспоминал закат с жар-птицей, что скрыла потом чёрная полоса туч, но молчал...
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться