Зов Жар-птицы

Размер шрифта: - +

Зов Жар-птицы - 53

 

Видел Антон, как страшно Данилке даже думать о том, что папенька почему-то находится под арестом. Мчалась тройка с ним и друзьями, везла на санях по улицам да аллеям, а тревога росла, хоть и пытался Антон теплом объятий как-то поддержать мальчика.

Сразу, как прибыли к зданию тюрьмы, душа сжалась. Этот высокий тюремный замок с башнями устрашал. Данило всё больше прижимался к Антону, следуя вместе с ним и друзьями к воротам, а там, по длинному, будто бесконечному, коридору - к начальнику.

Тот восседал за роскошным столом в мягком кресле с высокой спинкой. Не менее роскошным казалось убранство кабинета: аккуратность, тёплые шторы на окне, цветы в вазе у печи, картина Императрицы на стене да флаг России. Данило всё осматривал, а начальник привстал и с удивлением взглянул на вошедших:

-Что за срочность такая да почему моим людям нельзя заниматься тем делом, по которому явились?

-Объясним, - кивнул Антон. - Простите, что потребовали сразу общения с Вами... Мы прибыли узнать, по какой причине заключён в сей острог граф Протасов?

-Ах, простите, - всплеснул руками начальник и сел обратно. - О причинах не велено распространяться. Ни по делу какого графа, ни по делу простого человека. 

-Мальчику бы отца повидать, - с жалостью молвил Гаспаро, рукой указав на выпрямившегося Данилу.

Мальчик гордо взирал на начальника. Создавшееся молчание было нарушено приходом одного из охранников, который привёл в кабинет надсмотрщика Еремея.

-Ну же, - поманил пальцем его начальник. - Заходи же, ну.

Еремей, чуть покачиваясь на ногах, выпрямился, будто скрывал, что вновь хмельной.

-Вот, видите, какие здесь бывают палачи, - усмехнулся начальник. - И что с ними делать? Хорошо, не все так выпить любят. Но именно он и знает всё. Среди твоих находится сей граф?

-Да, Ваше Сиятельство! - сообщил Еремей и перекрестился. - Граф Протасов числится. Сидит за попытку убить брата. Вот-вот бы и удалось ему!

-Молчи, змей, - строго посмотрел начальник, глубоко вздохнув да поправив белокурый парик. - Что ж,... - поднялся он  и, мельком взглянув на Данилу, перевёл взгляд на Антона. - Я не могу устроить вам, или этому мальчику, свидания с графом. Никто не имеет права с ним увидеться или какие вести передать до суда.

-Суда не было? - удивился Иван.

-Второй будет, - поправил его речь начальник, подняв удивлённо брови.

Он раскрыл одну из папок, которая была отложена в шкаф, и достал некую бумагу. Кратко оглядев написанное, он продолжил речь:

-Дело в том, что граф... Нет. Пока суд не случится, не могу помочь со свиданием. Но... могу помочь увидеть его издалека. Если узнаете.

-Что это значит? - не скрывал негодования Антон, но старался держать эмоции при себе.

-А то, что завтра утром можете явиться Вы, - взглянул он в ответ Антону в глаза. - С этим мальчиком.

-Он сын графа, а не просто мальчик, - усмехнулся Фабио, но начальник будто не услышал его слов:

-Утром заключённых выводят на балконы, с которых они могут присутствовать на богослужении тюремной церкви. Вас проведёт Еремей в зал, откуда сможете, со стороны, понаблюдать за ними. Может быть мальчик узнает отца, а он его, если увидит, - пожал начальник плечами. - Уж простите, правила строгие да не известно, насколько опасны люди, находящиеся в камерах.

-Утром? - повторил Антон, и начальник подтвердил, что утром его с Данилой встретит Еремей и, выдав пропуск, проведёт в указанное место.

Покинули друзья тюрьму с тяжёлым чувством, но с надеждой, что может удастся Даниле хоть как-то увидеть отца, сказать ему хоть что-то. Еремей провожал их к выходу, а у ворот, вздрогнув то ли от холода, то ли от того, будто вспомнилось нечто, достал скомканный лист бумаги из кармана. Стараясь вложить комок бумаги в руку Антону как можно незаметнее, он стал скорее махать руками, выталкивать всех за ворота да убежал.

-Что такое? - поинтересовались заметившие странное поведение этого надсмотрщика друзья, и Антон отошёл к ожидающим их саням.

Кутающийся извозчик с укором бросил на него взгляд, но Антон скорее раскрыл полученный лист бумаги и стал читать, поражаясь тому, что было написано:

-Ребята! Это же Василь! Его письмо! Он здесь! - стал восклицать радостно Антон и трясти письмом.

Друзья окружили его и он зачитал, что Василий арестован за попытку убить Протасова Владимира, что всё объяснит при встрече, если таковая случится. Если нет, умоляет не судить и простить за всё. Сообщил и о том, что в камере с ним находится брат Владимира. Терзая себя сомнениями, что может начальника Владимир как подкупил, лишь бы упрятать да в срок подходящий расстрелять их, Василий смог уговорить надсмотрщика Еремея передать сию записку тем, кто когда-либо придёт да спросит о них... 

-О помощи не молят, но молят о прощении, - удивился Гаспаро. - Вот, русская душа.

-Погоди ты с русской душой, - строжился Антон. - Завтра Еремею сообщим ответ, а сами придумаем, как вызволить их обоих.

-Обязательно вызволим, - улыбнулся Иван, свято веривший в сказанное. - Во дворец надо написать.

-Долго. Надо узнать, где сам подлец... Протасов... Где его дом здесь? - взглянул на друзей Антон, но те развели руками...
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться