Зов Жар-птицы

Размер шрифта: - +

Зов Жар-птицы - 63

Твои все люди суть православны
И храбростию повсюду славны;
Чада достойны таковой мати,
Везде готовы за тебя стати.

Чем ты, Россия, неизобильна?
Где ты, Россия, не была сильна?
Сокровище всех добр ты едина,
Всегда богата, славе причина.

Коль в тебе звезды все здравьем блещут!
И Россияне коль громко плещут:
Виват Россия! виват драгая!
Виват надежда! виват благая!*

-Виват! - воскликнули все в зале, подняв бокалы вина. - Виват Россия!

В тот вечер придворная знать, приглашённые государыней на музыкальный вечер, были счастливы вновь собраться вместе да восхвалять Россию, петь для дорогой Императрицы. Счастливая видеть данную восторженность, государыня беседовала то с одними, то с другими и проявляла интерес к жизни да интересам каждого.

Однако помнила она о том, что собиралась ещё преподнести некоторым из гостей некие дары. Она поглядывала часто в сторону Татьяны и её отца,  от которых теперь не отходил Антон.   Поглядывала и на прибывших встретиться Ивана с Настей, которые были переодеты так роскошно, что ничем не отличались от остальных, да Зину с Григорием, только вернувшихся из Новгорода.

Они поздравляли друг друга, радовались победившей любви и вместе переживали, что приглашённый на сие празднество их общий друг Василий отказался приехать, отправившись путешествовать по родным местам...

-Вот ведь, остаётся надеяться, что не опустит рук да зла не подпустит к себе, - покачал головой отец Татьяны, когда услышал про случившееся разочарование в любви у Василия.

-Молод ещё, всё впереди, - надеялся на лучшее Иван, но отец Татьяны с сомнением цыкнул и ответил:

-Знаете, вот как бывает. И любимые, и друзья предать могут, оставить, вот можно и самому скатиться с дорожки жизни. Вон, пример вам живой, как случилось с близкой когда-то подругой нашей с вами государыни... Не столь давно, пока вы отсутствовали, взяла и выпустила княгиня Дашкова запрещённое произведение,... Княжнина, как помню, - вздохнул он. - В опале теперь. Кстати, и человек канцлера, что восхвалял сие произведение, тоже выслали прочь. Клянётся в любви России и Императрице, а на деле всё иначе. Нельзя оставлять друзей или любимых, а уж предавать...

-Мы Василия не оставим, - смотрели друг на друга друзья, подняв бокалы да выпив за то.

Государыня обратила вновь на них внимание и, выходя на балкон подышать свежим воздухом, что-то шепнула слуге подле. Тот незамедлительно попросил Ивана, Антона и Григория выйти к Императрице.

-Осчастливили сердечных? - встретила их Императрица довольной улыбкой, и друзья оглянулись на возлюбленных, оставшихся в зале слушать да смеяться над шутками выступающего.

-Нет, наверняка, милее радостных глаз любимых, - ответил Иван с поклоном.

-Что ж, Вань, порадую тебя ещё, - взглянула ставшая более серьёзной государыня с балкона куда-то будто далеко. - Бумагу Кандалинцев подписал одну... О том, что когда сможешь собрать нужную сумму, получите от него вольную да сможете жить купеческим своим делом так богато, как сможете. Всё лишь на благо сложится, верю.

-Ваше Величество, - удивился уставившийся в ответ Иван, а стоящие подле друзья, радостные за него, в поддержку положили руки ему на плечи.

-Деньги дам, вольным будешь в считанные дни, - улыбнулась Императрица, но Иван тут же возмутился:

-Никогда! Не позволю сему случиться! На вольную сам соберу и без проблем, Ваше Величество!

-Знала, что таким и будет твой ответ, - засмеялась государыня. - Поглядим! А Вам, Григорий Михайлович, возвращена будет Ваша картина, столь чудесно изображённая, столь романтично показавшая существование любви, примеру которой так и хочется следовать, - обратилась она к поклонившемуся ей Григорию. - Вам в день венчания будет тоже подарок особый, без которого быть вместе никак нельзя.

-Благодарю, Ваше Величество, - был заинтригован Григорий, и государыня улыбнулась с удивлением взглянувшему Антону:

-А тебе не мешало бы побывать с супругою, когда обвенчаетесь, во Пскове, на том самом месте, где дом стоял.

-Татьяна просила уж, - улыбнулся он. - Что ж, нет вреда в том, чтобы посетить родной край, хоть и много боли там осталось.

-Ничего, за болью всегда мир, покой да радости, - вздохнула довольная государыня и снова стала смотреть куда-то вдаль. - Кстати, врагов у вас, считай, не осталось... Последнего,... портового Бориса уже схватили и скоро будут судить... Так что счастья вам всем! Не забудьте лишь об одном... Несите любовь да понимание, а, сделав ближнему пользу, сам себе сделаешь пользу. Поступайте так, чтобы люди добрые вас любили, злые боялись и все уважали... Виват? - взглянула она вновь с улыбкой, и друзья воскликнули:

-Виват Императрице! 

Услышавшие присутствующие из зала сей возглас, тут же поддержали его и ещё долго восхваляли свою сильную да прекрасную государыню, которая останется навсегда в их сердцах и душах великою...



* - из «Стихи похвальные России», В. К. Тредиаковский, 1728 г.



Tatjana Rensink

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться