Зови меня

Размер шрифта: - +

Глава 22

Спустя годы...

Рид.

В комнате, потрескивая, горел камин. Его свет освещал мужчину с обнаженным торсом, который застыл возле мольберта. Он всматривался в черты нарисованной им женщины. Даже здесь застыв на полотне, он чувствовал ее колдовские чары. Волосы вились золотыми змеями, а губы тронула насмешка. Она словно насмехалась над всеми его попытками отыскать ее, лукаво взирая с картины прямо в душу.

Отчаяние исказило его лицо.

Я стал считать годы. Чертовы дни, минуты, секунды, и готов поклясться, что каждая из них дань памяти ей. Много лет прошло без нее. Я искал ее в параллельных мирах и уже отчаялся найти. Заклятие, которое она наложила, по силе было равным моей собственной. Она сама захотела, чтобы я ее никогда не нашел. Хоть и искал ее, наплевав на все.

Спустя столько лет, жажда найти ее никуда не пропала. Она была идеей фикс, мучавшей меня и днем и ночью. Она превратила меня в дикого зверя, готового в любой момент сорваться и вгрызаться в хрупкие осколки надежды, вынюхивать и бросаться по следу, преследуя аромат, витающий в порталах безвременья.

Иногда мне казалось что Кьяра играет со мной, до того отчетливо был слышен ее смех, или я схожу с ума в своем отчаянии слышать его. Когда очередная ниточка обрывалась, и я вновь оказывался на перепутье, состоящих из ничего, я вновь сбивал руки в кровь, орошая черные выжженные земли такой же черной кровью, и посылал проклятия на ее золотую голову.

Порой мне казалось, что внутри меня натягивается невидимая струна, дрожит, выворачивает нутро наизнанку, мешает дышать. Никогда раньше не испытывал этого чувства. Тоска. Я безумно тосковал … По ней. Скучал невыносимо. Видел во сне каждый день, просыпался, задыхаясь от дикого возбуждения, которое не мог утолить. Во сне я был почти счастлив, а когда просыпался, снова возвращалось это тянущее чувство тоски… Отчаянно хотел снова почувствовать ее тело, увидеть ее лицо, заглянуть в синие глаза. Невыносимо, до дрожи, до боли хотел к ней.

И эти чувства бесили меня, мешали, отвлекали. Как же я устал бороться с ними, устал контролировать то, что не поддавалось никакому контролю.

И тогда в душе поднималась ярость. Она притупляла чувство тоски и заставляла вновь гнаться за ней, она порождала эту грёбаную надежду снова и снова. И так по замкнутому кругу ада.

Нутро скрутило острой болью и я зашипел, сквозь сжатые зубы, заставляя себя расслабится, и сделать вдох, глядя в темно синие как ночное небо глаза на нарисованном полотне. Обманываю себя самовнушением, что все не важно. Неважно. Все в прошлом.

Надо разрушить этот замок до основания, стереть с лица земли, уничтожить все воспоминания об этих чертовых ведьмах архара. Чтобы на месте родового гнезда Дирхошта осталось лишь холодные прерии и черные камни. Все равно я последний из этого проклятого рода и больше туда не вернусь. Все там напоминало о ней. Каждый дьявольский камень, каждый глоток воздуха.

Я стал часто вспоминать отца. Теперь я понимал его и почти простил. Узнал на своей шкуре всю силу ведьм архара. Познал глубину колдовского наваждения. Я перед ней бессилен.

Ложь. Снова ложь самому себе. Сжал руки в кулаки, испытывая острое желание прикоснуться к ней пусть нарисованной, до зуда в кончиках пальцев. Сейчас чувство разъедающей жгучей тоски стало еще сильнее, и тьма внутри заворачивалась тугим комком, искала выход и бесновалась, причиняя боль. Приказываю себе не думать о ней, понимая, что это бесполезно. Не думать не получалось. Чем бы я ни занимался, что бы ни делал, мысли все равно возвращались к той, которую потерял в туманах безвременья.

Взгляд скользит к другой картине, которыми полна эта комната, как драгоценные украшения. Он рисовал ее всегда. Такую разную и всегда одинаковую. Смотрю на тонкий девичий стан, и воспоминание бьется молнией, прожигая мозг раскаленной стрелой. Золотые волосы, рассыпанные по моему телу, полные губы приоткрыты, шепчут мое имя. Синие глаза, что смотрят с желанием. Улыбка, которую сейчас видел как наяву, чаще во сне. Легкое тело, которое сжимал когда-то в объятиях, сжимал до боли, не зная как еще заставить ее чувствовать. Не зная, как запретить чувствовать себе.

Один только раз смог почувствовать ее. В самом начале нашего сокрушительного марафона не на жизнь, а на смерть.

Почувствовал ее, и пробрался как вор в сознание, не встречая препятствий…И возликовал когда понял что чувствует.

-Кьяра, тебе не спрятаться, золотая моя девочка Знаешь, что я сделаю с тобой, когда найду? — Наивно полагая что встреча близка и строя планы мести .
Она мочала в ответ, а я кожей чувствовал ее ненависть и боль, раздирающую ее из нутрии. Хохотал как безумный, ликовал.

- Девочка моя…Ты скучала по мне? — тихий порывистый вздох, знакомый до дрожи, — где ты, малышка? Дай знак или подсказку, сдайся и давай покончим с этим … тебе все равно не спрятаться…

Слышу твой крик. Он оседает во мне ядовитой аскомой, сводит судорогой внутренности и заставляет биться в агонии.

Я не могу, Кьяра. Не могу… Я хочу тебя. Хочу твои сладкие губы. Хочу трогать твои волосы, целовать шею и грудь. Хочу кусать тебя, сладкая, потому что мне нужно чувствовать твой вкус и видеть на твоей коже свои отметины. Я хочу пройтись языком по твоему телу, все ниже и ниже, а потом дотронуться кончиком до твоих губок между ног. Тебе ведь нравится, когда я делаю это, Кьяра? Я буду лизать тебя там, и держать твои бедра, не позволяя вырваться. А потом… Потом я возьму тебя за волосы и отымею так, что ты не сможешь ходить. Я буду делать это снова и снова, вколачиваться в твое нежное тело и ты будешь просить меня не останавливаться… — А еще я накажу тебя, ведьма… потому что очень хочу тебя наказать… Возможно убью…

И тишина в ответ. Теперь мне кажется и этот мнимый кусочек соприкосновение тоже миражом. Бредни сошедшего с ума и опутанного чарами мужчины.



Мария Мирей

Отредактировано: 02.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться