Зови меня Шинигами - 2

Размер шрифта: - +

Глава 4. От монстра до робота

Как договаривались, Кира вернулась на третий день. Хотя возникало желание заявиться сразу на следующий, или через два ‒ тяжело ждать ‒ но удерживала себя.

Администратор материализовался перед Кирой через минуту после её прихода. Вынырнул из наполненного тихой музыкой полумрака, как чёртик из табакерки.

Хотя, почему «как»? Он и есть чёртик из табакерки. Если за табакерку принять это странное заведение. Встал рядышком, улыбнулся с профессиональной любезностью, дожидаясь вопросов.

‒ Узнал что-нибудь?

Ответил не сразу, театрально выдержал паузу для придания эффектности.

‒ Анку придёт сюда. Скоро. Будете ждать?

‒ Буду.

‒ Там есть свободный столик, ‒ администратор повёл рукой в нужном направлении. Опять довольный собой. Всё исполнил, предугадал и рассчитал.

Кира опустилась на стул. Выбрала такой, чтобы сидеть лицом к двери, чтобы видеть входящих. Хватит уже неожиданных появлений.

‒ Что-нибудь принести?

‒ Спасибо. Не надо.

Кто знает, что они тут пьют? И вообще Кире не до напитков. Чувствует себя не в своей тарелке, нервничает, чуть ли не до мурашек. Ладони вспотели.

Вот чего она так переживает?

Неужели не ясно? Потому что находится сейчас в окружении странных тварей, постоянно ловит на себе чужие любопытные взгляды. Не простых глаз. Очень не простых. Они все, наверняка, догадываются, что Кира самый обычный человек. Для присутствующих ‒ типичная жертва, добыча, расходный материал. Не обязательно, чтобы убить. У каждого здесь свои виды на людей. А держатся от неё на расстоянии, не решаются сунуться только потому, что хорошо знают того, кого Кира ждёт.

Цветные стёкла витража вспыхнули отражённым светом, двери разошлись.

Он. Такой, как всегда. Сливающийся с полумраком цветом одежды. На первый взгляд неприметный, не стремящийся выделиться раньше времени, с вечно опущенной головой.

Зашёл, откинул с головы глубокий капюшон, но длинная белая чёлка всё равно закрывала половину лица. Самого его толком не разглядеть, зато он всё прекрасно видел. Не стал осматриваться, сразу двинулся в нужном направлении.

Как определил?

А Кира почему-то не смогла следить за его приближением, уставилась на скатерть на столе. Чёрную, но из-за блестящей шелковистости и гладкости, переливающуюся множеством оттенков. Только где-то на периферии обзора отметила, как он подошёл, уселся.

‒ Ты меня искала, ‒ не спросил, констатировал, спокойно и невозмутимо, голос пустой, совсем без интонаций, а затем уже задал вопрос: ‒ Зачем?

Кира подняла глаза.

Лицо каменное, отстранённое. Даже глаза не блеснут сквозь пряди волос. Ни одной лишней эмоции. Ни одного лишнего слова. И Кира тоже ответила сухо, по-деловому:

‒ Мне нужна твоя помощь.

Дальше не получилось остаться бесстрастной. Обхватила себя за плечи, сжала. В прямом смысле взяла себя в руки. И всё равно сбивалась, иногда с трудом подбирала слова, перескакивала с одного на другое. И еле выговорила ‒ про ребёнка.

‒ Я хочу его найти, ‒ заявила в заключение, и голос дрогнул, а в ответ ‒ молчание.

Кира предполагала, что так и будет. Нельзя же легко проглотить её признания. Настолько невероятные, настолько непресказуемые. И то, что существует ребёнок, который…

‒ С чего ты взяла, что он жив?

Такое ощущение, словно опять холодный душ прямо в лицо. И, главное, тогда, когда подобного никак не ожидала. Равнодушно, безжалостно. Но…

Отрезвляюще. Опять отрезвляюще.

Вдруг он прав? Такой вариант Кире даже в голову не приходил. Зациклилась на зовущем плаче, который постоянно снился, мерещился.

Нет. Точно, нет. Не прав он. Нисколько.

‒ С того и взяла, что мне о нём не сказали, ‒ зло процедила Кира сквозь стиснутые зубы, а после выговаривала громко и чётко, едва ли не по слогам: ‒ С того, что я совсем ничего не помню о тех месяцах. Это ведь не может быть просто так.

И себя убеждала, и вдалбливала нужные мысли в его бесчувственную голову. Но результат получился неожиданный.

‒ Лучше забудь, ‒ произнёс Ши негромко.

‒ Что? ‒ никогда до Киры не доходили сразу его предельно урезанные мысли, и обычно он ждал, пока она не поймёт, но в этот раз снизошёл до объяснений:

‒ Забудь о нём снова. И живи дальше.

‒ Что ты несёшь? ‒ теперь Кира отказывалась верит в услышанное. ‒ Почему?



Эльвира Смелик (Виктория Эл)

Отредактировано: 13.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться