Зверь придет с рассветом

Глава 11. Солнцестояние

Незадолго до главного летнего праздника в Нерку нагрянули очередные гости.

Йон и его мать въехали в деревушку, поразив заскучавших селян великолепием. Едва белый жеребец госпожи Иханны шагнул на главную улицу, по дворам разлетелись новости: «Хати! Настоящая хати в наше захолустье приехала!»

 И все они, кроме Лили, моментально забыли о страшном событии, которое произошло с предыдущими гостями. Новых расположили опять же в доме старосты.

Йон с интересом осматривался в крошечном, на его взгляд, деревянном жилище. Странно, как можно жить в столь тесном помещении? Да еще и без слуг? Без огромных садов…

Все же, несмотря на тесноту, дом притягивал и казался вполне уютным. Деревянные стены, впитавшие запах еды, вечером отдали его втройне, когда подбрасывались в печку дрова. Кухня и печь особенно понравились Йону.

Пока Иханна говорила с селянами – они все вышли к ней, и как перед богиней молитвенно сложили руки – Йон облазил дом вдоль и поперек. Заглянул на сеновал – там восхитительно пахло и руки кололо сухими травинками щекотно, но не неприятно. Потом он угостил в хлеву животных хлебом, поиграл с цепной собакой, проследил за кошкой и выяснил, где у нее запрятаны слепые еще котята.

Развлечений в деревенском доме было много. Здесь - не как в горах, по-другому. Иные запахи, иные звуки. Много удивленных и восхищенных людей. Местная молодежь не решалась подходить к нему. Парни хмурились, поглядывая из-за ограды. Девушки смотрели с интересом, приседая за  забором, чтобы скрыться, когда Йон их замечал.

После заката за окном закричали совы, и летучие мыши срывались с чердака, чтобы потанцевать с мошкарой. Следом за мышами оттуда спустилась девушка с мрачным, осунувшимся лицом.

Йон поздоровался:

- Здравствуй.

Девушка недовольно зыркнула на него, процедила сквозь зубы скупое приветствие. Потом уселась на лавку и демонстративно отвернулась к окну. Заявила:

- Мать сказала, пойти приготовить ужин, но я этого делать не собираюсь. Ненавижу готовить…

- А я люблю, - желая сгладить непонятно с чего возникший конфликт, миролюбиво улыбнулся незнакомке Йон. – Могу приготовить сам, если покажешь, где лежат продукты.

Девушка соизволила, наконец, взглянуть на него.

- Крупа на полках, мясо и масло в леднике, зелень в огороде. Ты кто вообще? Повар той хати, из-за которой сегодня такой переполох?

- Я ее сын.

- Что? – Грубиянка, кажется, потеряла от удивления дар речи. – Шутишь, да?

- Нет. Как тебя зовут?

Девушка оглядела Йона внимательно с головы до ног и поняла, что гость не врет. Черты хати в его облике слишком красноречиво мешались с человеческими. Ответила:

- Лили.

- А я – Йон.

Когда матушка Лили пришла в кухню и увидела важного гостя, занятого готовкой и сидящую в уголке хмурую дочь, она побелела от страха. Схватив Лили за руку, потащила на улицу, а там, к своему ужасу, наткнулась на Иханну. Хати нависла над ней, высокая, нечеловечески красивая, потребовала объяснений:

- Куда ты тащишь эту девушку?

- Она - моя дочь, я хочу наказать ее за то, что она непочтительно обошлась с вашим сыном.

Иханна удивленно вскинула брови:

- Что же она сделала такого ужасного?

Мать Лили сжалась вся, испуганно пискнула:

- Грубила. И отказалась готовить ему еду, а ведь я ей велела! В итоге госпожа – о, ужас! – ваш сыну пришлось…

Хати рассмеялась:

- Ему не пришлось. Йон обожает возиться с продуктами, и если он взялся за готовку – лучше его не трогать.

После этого Лили целый день не выпускали к важным гостям.

Она и не рвалась – ну их. Спрятавшись в своей каморке под крышей, смотрела в мутную даль и думала про Табиту. И про то, что смерть подруг будто подламывает позвоночник. Душу выворачивает и топит сознание в море ужаса и безысходности…

- Лили! – позвали снизу.

- Что?

Внизу стоял Йон и смотрел в проем, ведущий на чердак.

- Я искал тебя.

- Зачем?

Лили ловко, как куница, спрыгнула к нему из-под потолка.

- Я испек пирог с мясом и овощами. Ты не пришла ужинать, - Йон протянул девушке завернутый в белую тряпицу кусок. – Это  тебе. Так почему ты не пришла?

- Наказана была, но теперь уже неважно. Твоя матушка-хати замолвила за меня словечко. Спасибо ей.

- Она справедливая, - кивнул парень. Потом спросил осторожно. – Почему ты злилась на меня при нашей первой встрече?

Лили вздохнула.

- Не на тебя. Просто подругу мою недавно… убили…

- Убили? – Взгляд Йона стал напряженным. – Что случилось?

И Лили рассказала ему. Не собиралась, но рот сам раскрылся и выпустил слова. Сразу стало легче – боль вытекала из груди и уходила сквозь половицы куда-то в подполье. Почему она прежде не говорила ни с кем? Потому что не с кем...  Мать и отец не хотели слушать, а у сверстников про убийство Тарховой жены болтать было не принято – слишком скользкая и страшная тема. Разбойники, погубившие богатый кортеж, до сих пор бродили где-то в окрестных лесах.



Жанна Лебедева

Отредактировано: 07.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться