Зверь в отражении. Одержимый

Font size: - +

Глава 9

IX. Проклятье на крови

— 14 —

Чехия. Прага. — Россия. Москва.

Мариус мерил шагами гостиничный номер и обеспокоенно смотрел на спящую провидицу. Ловушка тонким обручем обхватывала ее шею. Он сам зачаровал ошейник и поразился тому, что увидел. В металле уже хранилась магия. Заклятие Морока, как паразит, вцепилось в плетение, которое он создал, и мгновенно преобразило Многоликую. Моргот завороженно смотрел в ее серо-зеленые глаза, любовался высокими скулами: оракул была очень красива.

— Это наказание Лиама, — она без выражения посмотрела в зеркало и горько усмехнулась.

— Почему ты не вернула себе свою прежнюю внешность? Ты ведь могла.

— Однажды я так и поступила, но когда нити заклинания рассеялись, я увидела чудовище. Король Рималли не сильно обрадовался разбитым зеркалам и моей очередной истерике. Он использовал псионическое воздействие, чтобы мне вновь не захотелось повторить этот фокус. Но и я больше не рискнула. Слишком больно.

Больше они не разговаривали. Обессиленная, она уснула, едва коснулась головой подушки. Мариус поправил одеяло и вышел на балкон. В соседнем номере, где обосновался Валентин, было открыто окно. Заклинатель услышал громкую русскую речь: инквизитор говорил по телефону, и Мариус мысленно посочувствовал его собеседнику. Он плохо знал язык, потому разобрал только несколько фраз: «она должна жить», «у вас будут проблемы». Кому-то явно не повезло нажить себе неприятностей в лице лучника. Моргот не понимал, как Валентин мог быть на побегушках у Братства. Видимо, его дела совсем плохи, раз он связался с Лиамом.

Мариус вернулся в номер, опустился в кресло, надеясь скоротать время за чтением и отвлечься от тяжелых дум, но не тут-то было. Дверь распахнулась.

Бесцеремонность и горячность Валентина раздражали. Он подумал, что стоило бы повторить фокус с разбитой бутылкой, как инквизитор выхватил у него книгу.

— Планы поменялись!

— Да что ты говоришь? — усмехнулся маг.

Лучник схватил его за грудки и поставил на ноги.

— Ты мне противен!

— Я тоже не питаю к тебе теплых чувств. Прости.

От удара в челюсть из глаз посыпались искры. Мариус ухватился за спинку кресла, благодаря чему и устоял на ногах.

— Ты хотел знать, что держит меня в Братстве? — он сгреб его как котенка за шкирку. — Я с ними из-за тебя и твоего отца!

— Я говорил, что стоит больше отдыхать? — поморщился заклинатель.

Валентин ударил снова, и на этот раз Мариус не сумел удержаться. Грубая сила никогда не была его ферзем, а вот несколько фокусов в рукаве — вполне. Другой вопрос, какой из них использовать против инквизитора с иммунитетом к магии? Плетение замерцало под пальцами, и Мариус сжал кулак, но ответить не успел. Удар под ребра отозвался острой болью во всем теле. Моргот перекатился на спину, тяжело дыша.

— Я хотел обойтись без жертв, ради нее! Она просила за тебя, говорила, что ты не виноват. Потому я и пошел к Лиаму, он обещал помочь, — Валентин нервно усмехнулся. — Я поверил ему! С самого начала стоило тебя убить, и все бы закончилось.

— О чем ты вообще? — тыльной стороной ладони он вытер кровь и облизал губы. Моргот не сопротивлялся, даже когда инквизитор вновь схватил его и поднял.

— Ты не помнишь ее! — Лучника перекосило от ненависти. От очередного удара Мариус упал прямо на журнальный столик. Хрустнуло стекло и его кости, заклинатель прерывисто выдохнул. Казалось, что воздух сгустился, сдавливая легкие. Лучник выхватил кинжал и склонился над ним.

— Передавай привет папочке, Моргот.

Мелькнула серебряной молнией трость. Инквизитор выронил клинок, схватился за перебитую руку и, увернувшись, перехватил палку. Отбросил ее в сторону и наотмашь ударил Многоликую.

— Проклятая ведьма! Я убью вас обоих! — Лучник схватил провидицу за горло.

Мариус силился зацепить ускользающее плетение. Получилось лишь с третьей попытки. Сеть вспыхнула перед глазами, засияла мириадами эфирных нитей. Он глубоко вдохнул, ощущая, как отступает боль и проясняется сознание. Заклинатель дотянулся до трости и, опираясь на нее, приподнялся. Артефакт придал сил. Магия затрепетала, еще больше распыляя его злость.

Покрывало с кровати взметнулось вверх, закрутилось в тугую веревку, удавкой затянулось на шее Валентина. Он отпустил провидицу, попытался ухватиться за ткань, но ее концы крепко связали его по рукам и ногам. Моргот усилил плетение. Инквизитора протащило через всю комнату, впечатало в стену. От глухого удара он потерял сознание.

Мариус упал на спину, перевел дыхание. Перед глазами плясали цветные круги, кости ломило от боли, но он все-таки повернул голову, чтобы взглянуть на Многоликую. Она прислонилась к стене и медленно сползла вниз.

— Оригинально, — на ее губах появилась вымученная улыбка.

— Спасибо.



Яна Поль

Edited: 09.05.2016

Add to Library


Complain




Books language: