Зверь в отражении. Одержимый

Font size: - +

Глава 14

XIV. Обреченная на вечность

— 27 —

Март, 1228 год. Англия. Бристоль. 

Утренний туман стремительно таял под бледно-золотыми лучами солнца. Выцветающее с каждой минутой небо теряло глубокие темные краски ночи и розовело на востоке.

Стрикс стоял возле мачты и наблюдал за Еленой. Облокотившись на борт, она смотрела на воду. Вокруг суетились слуги и матросы. Когг,[14] на котором плыл Маркус, причалил одним из первых. Судно Вальтера и еще несколько других отстали по пути.

— Тебе не следовало использовать внушение, — раздался над ухом голос Роберта.

Маркус даже не повернулся.

— Я только притупил ее боль. Не мог же я отпустить ее после того, как все узнал.

Тем же вечером Маркус отправился к отцу, но не нашел его. В шатре никого не оказалось. Среди вещей, в походном сундуке он обнаружил шкатулку. Не будь он Стриксом, защитная магия вокруг артефакта убила бы его на месте. Сила, исходящая от атаме, подтвердила слова друга.

Отпустить Елену назад в деревню означало отдать на растерзание толпе и Братству, как и оставить в Бристоле. Он пообещал ей, что станет легче, и не солгал. Тонкая сеть, подчиняющая его воле, сковала самые болезненные чувства. Маркус внушил ей желание отправиться вместе с ним: легкое, ненавязчивое, как летний ветерок. Стрикс чувствовал себя полным ничтожеством, играя чувствами девушки, но выбора не осталось. Раз судьбе было угодно свести их пути, он не мог позволить отцу совершить задуманное. Никто не давал ему права так распоряжаться жизнями людей! По его милости погибли дети.

Маркус сжал кулаки и повернулся к Роберту.

— Неужели они думают, что смогут помыкать кем-то, кто обладает такой мощью?

Оракулу открыто все. Разве Вальтер не опасался, что она не узнает о том, кто стоял за смертью ее близких?

— Представь себя на месте человека, которого убили, а после вернули к жизни и наделили силой. Как бы ты себя чувствовал?

— Потерянным?.. — после недолгой паузы Маркус взглянул на валлийца.

Вирс кивнул.

— А если бы рядом оказался тот, кто смог бы все объяснить, помочь и поддержать? Пока вновь обращенная Провидица разберется в себе, научится управлять силой, они смогут узнать все, что нужно.

— Ты знаешь, что они ищут?

— Заклятие, которое вернет к жизни Древнюю.

— Кхалессу? — фыркнул Маркус. — Отец и впрямь верит в эти сказки?

Роберт наградил его тяжелым взглядом.

— Чтобы сберечь эту тайну, Оракул отдала свою жизнь. Вот почему Вальтер желает изменить девушку, воспользоваться ее наивностью, — маг вздохнул. — Шпионы короля донесли, что другие члены Братства продолжают поиски. Не все верят в успех твоего отца.

— Если Рималли знает, чем они занимаются, то почему не казнит их? Не остановит пока не поздно?

— В Совете опасаются новой войны. Слишком многое поставлено на карту, мой друг.

Блэкхард крутился неподалеку, вилял хвостом и заставлял слуг шарахаться в стороны. Кто-то недовольно ворчал на зверя, другие старались убраться подальше. Последние дни настроение берсеркера было приподнятым. Зверь постоянно вертелся возле Елены, даже когда заклинатель не просил об этом. Удивительно, но девушка нравилась ему. Рядом с ней он вел себя как ручной щенок, который только и ждет, чтобы ему почесали за ушком.

— Я отправил королю послание и уже получил ответ.

Слова Вирса заставили Маркуса отвлечься от мыслей о страже.

— Он приказывает привезти девушку к нему и выкрасть атаме, — Роберт говорил с большой неохотой.

Маркус заскрипел зубами.

— Только через мой труп.

— Ты можешь помочь мне, — маг будто не услышал его. — Ты знаешь, где твой отец держит клинок. Мы уедем ночью. Когда нас хватятся, будет уже поздно.

Стрикс ничего не ответил, только хмурился, скрестив руки на груди.

— Пойми наконец! — Роб встряхнул его за плечи. — Вальтер не отпустит тебя с ней. Пока они выжидают, чтобы не привлекать внимания. Когда им надоест, они изменят ее, наплевав на законы!

Когг отца причалил неподалеку. Судно уже привязывали канатами к пристани и готовили к разгрузке, на палубе царила суматоха. Под жесткой рукой Вальтера никто не смел даже думать об отдыхе или прохлаждаться без дела. Маркус отрешенно наблюдал за этой картиной.

Вирс прав. Отец не из тех, кто останавливается на полпути.

— Я обещал матери, что приеду. Погостим в замке несколько дней, а после поступим по-твоему.

Сзади что-то упало, и они повернулись. Адалинда сидела, поджав ноги, и пыталась собрать разбросанные вещи обратно в плетеную корзину. Вирс недовольно вздохнул.

— Простите, Господин, — устало пролепетала служанка, сокрушенно качая головой. — Это все проклятая морская болезнь. Никак не приду в себя.



Яна Поль

Edited: 09.05.2016

Add to Library


Complain




Books language: