Зверь в отражении. Проклятый

Размер шрифта: - +

Глава 4

IV. Предательство ради блага

— 5 —

1310 год. Шотландия, где-то у берегов реки Твид

Осень выдалась сырой и холодной. Особенно сильно это ощущалось на берегу реки. В воздухе еще пахло дождем, который недавно закончился.

Многоликая зябко куталась в темный дорожный плащ, а капюшон полностью скрывал ее лицо от посторонних взоров. Полы черного платья намокли и стали тяжелыми.

Вокруг простиралась девственно чистая природа. Прозрачная гладь реки, обрамленная вековыми деревьями. Одетые в яркое золото они были подобны монолитам, воинам на страже своих владений. Звук бегущей воды отрезвлял и успокаивал.

Недалеко от берега был разбит лагерь. Отряд направлялся назад в Англию. Именно там должен был состояться суд заключенного, который находился в надежно защищенной повозке под охраной стражей.

Полмесяца назад Многоликая покинула Туманный Альбион вместе с королем Владиславом Рималли. Они выехали сразу, как только принесли печальные известия о гибели Арчибальда и его супруги, а также о том, что сотворила королева Ивона.

Оракул не стала предупреждать юного принца о подобном исходе. Напротив, она лично поведала ему, что Амелия хочет сбежать с человеком.

Арчибальд был глупцом и мог погибнуть в одном из придорожных трактиров, не поделив что-то с местным забулдыгой. Она провела его по иному пути, и открыла дорогу в вечность человеку, который оставит неизгладимый след в жизнях многих людей.

Только пока об этом было известно ей одной.

Судьба всегда предоставляет выбор. Она не ограничивает своих подопечных. Будущее хоть и предрешено, но к нему можно прийти разными дорогами. Сложными или легкими — неважно, каждый окажется там, где должен. И хорошо, если есть тот, кто сможет провести и указать верное направление, осветить его в самый темный час.

Многоликая улыбалась своим мыслям, стояла у воды и ждала, когда все в лагере уснут. Сонное зелье, которое она подмешала в еду и питье, должно было скоро подействовать.

Когда голоса стихли, она опустила капюшон еще ниже и двинулась в сторону лагеря. Все крепко спали. Утром они будут помнить только то, что устали в пути и выбились из сил. Зелье выветрится еще до наступления рассвета, и даже заклинатели ничего не заподозрят.

Большие колеса повозки утопали в грязи. Лошади, привязанные к деревьям, пряли ушами и тихо фыркали.

Многоликая взмахнула рукой, и тяжелые замки с громким лязгом рухнули прямо в лужу. Она потянула двери повозки на себя. Обитые деревом и железом, они поддались с трудом. Застоялый воздух смешался с ночной прохладой.

— Выходи! — ее уверенный голос звучал жестко и не терпел неповиновения.

Темнота мало что позволяла разглядеть. Из повозки не доносилось ни единого звука. Она ждала. Послышался звон цепей и тяжелые шаги. Заключенный был похож на безликую тенью. Пригнув голову, подошел к самому краю, но спускаться на землю не спешил.

— Выходи скорее!

Помедлив еще немного, мужчина все же подчинился. Он легко спрыгнул на землю, несмотря на то, что его щиколотки были закованы в тяжелые кандалы. Закаленный магией металл сдерживал любое проявление силы. На запястьях были такие же оковы.

Многоликая схватила его и потянула на свет, ближе к костру. Ей уже доводилось видеть этого мужчину в своих видениях.

Высок и красив. Вся его одежда, как и светлые, до плеч, волосы были перепачканы засохшей грязью и кровью. Маккивер смотрел на нее недоверчиво и внимательно.

Он наблюдал, как она, лишь прикоснувшись, с легкостью сняла оковы. Они распались и остались у нее в руках. Гаррет стал растирать запястья, а провидица тем временем освободила его от оставшихся цепей.

Наконец он произнес:

— Кто ты такая?

Голос — приятный негромкий баритон, чуть хриплый, с едва заметным, шотландским акцентом. Он потянулся к ее капюшону, но Оракул отстранилась.

— У тебя будет фора в четыре часа, — не церемонясь, предупредила она. — Отправляйся вверх по реке. Так тебя не смогут выследить.

— Зачем ты это делаешь? Они хотят убить меня! Я знаю об этом и не собираюсь сопротивляться!

Провидица схватила его за подбородок.

— Слушай меня внимательно, Маккивер! Ты сейчас же возьмешь лошадь и уберешься отсюда. Ты будешь бороться за каждый прожитый день и за каждый вздох. Ты отпустишь свою ненаглядную Амелию и будешь жить дальше!

Он зарычал, сжал ее запястья и притянул к себе, оскалился. Но Многоликая откинула капюшон, и Гаррет отшатнулся назад.

— Что за...

В свете костра ее изуродованное лицо выглядело устрашающе.

— Ты больше не человек, Гаррет, — продолжала она, как ни в чем не бывало. — Ивона применила к тебе древнюю магию изменения. Смерть не станет избавлением. Да и Зверь, что еще пока спит внутри тебя, не позволит умереть. Я делаю тебе одолжение. Смертей будет много, я пытаюсь сократить их и облегчить груз твоей вины.



Яна Поль

Отредактировано: 29.01.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: