Зверополис 2: через пропасть

Глава 7: "Большая игра"

Джуди

Давным-давно, когда я была маленькой, в одной книжке я прочла фразу: "Как одиноко не ведать того, чего глаза не могут видеть". Тогда я не поняла смысл этих слов, для меня они казались лишь набором букв и не боле. Я просила маму объяснить мне их, но и она не смогла. Сейчас, наконец, для меня все стало ясно: глаза не могут ведать лишь одного ―чувств, таящихся в глубине нас самих и прочно запертых под замком. То же происходит между нами с Ник: я не могу увидеть его настоящего отношения ко мне. Друг? Напарник? Или нечто большее? Конечно, между этими понятиями есть что-то общее, но мне хочется знать правду. Сейчас я еду в машине, вспоминая о произошедшем пятнадцать минут назад: Линдси...тень... Ник...удар... машина.... В таких случаях обычно говорят: "все произошло так быстро, что я и опомниться не смогла, как все закончилось". Ложь. Но это нет так. Такие моменты не длятся мгновенно, они растягиваются так, что ты чувствуешь каждую секунду, и с каждой этой секундой чувство злости, ненависти, печали переполняет тебя и пожирает изнутри, словно черви внутри деревьев.

Ник, сейчас я думаю только о нем. Что будет с ним? Его так там и оставят с пробитой головой? Еще и неизвестно, когда его найдут.

А что будет со мной? И куда меня вообще везут? Я начинаю считать повороты: поворот налево, три минуты по прямой, поворот направо, прямо тридцать секунд, переезд через речной мост, судя по шуму... . Спустя некоторое время, дорога становится неровной, поскольку машина периодически наезжает на ямы, отчего я начинаю метаться из стороны в сторону. Мелкие камни ударяются об машину, издавая неприятны звук. Значит, мы далеко за городом, и дорога здесь грунтовая.

Машина останавливается. Я слышу, как открывается передняя дверь, а потом закрывается, сопровождаясь громким скрипом. Я остаюсь одна. Бежать? Но как? В моем арсенале только сумочка с деньгами, телефоном и монетой, которую подарил мне Ник. Дверь с противным скрипом распахнулась. Передо мной оказалась огромная фигура пантеры.

―Выходи!― приказала она.

Огромное, старое четырехэтажное здание стояли посреди лесной чащи: его кирпичные стены были наполовину разрушены, стекла окон в некоторых местах выбиты напрочь, а деревянные ступеньки давно уж прогнили. Жуть. Даже мурашки по коже.

Внутри дом не лучше, чем снаружи: ободранные обои, вскрытые доски на полу, вырванные с петель двери. Чувствую себя героиней фильма― ужаса. А сейчас, по законам жанра, меня должны отвести в подвал, где меня встретит безумный ученый Рос Макхини. И я не прогадала. Действительно, меня повели в подвал, где, кстати, все было новым, начиная от обоев, заканчивая техническим оборудованием. Меня провели в соседнюю комнату, где, видимо, находился чей-то кабинет: около правой стены стоял мягкий кожаный диван, на который меня усадили; напротив него ― маленький журнальный столик, а на нем чашка с чаем; в центре комнаты располагался письменный стол с целой кучей бумаг.

―Не люблю я всю эту бумажную работу,― чей-то грубый и басистый голос доносился у меня из-за спины.― Да и никогда не любил. Слишком нудная. Рад с тобой познакомиться, Джуди. Я много слышал о тебе. Ты ведь героиня. Мое имя Рос Макхини. Думаю, ты уже итак знаешь обо мне, ведь именно тебе доверили "столь трудное задание". Вира, убери с нее эти веревки. Она же все-таки гостья,― сказал он пантере, которая послушно выполнила его приказ.

―Ты чуть не убил Ника!― Вырывается у меня с губ. Во мне кипит такая злоба, что, кажется, я бы с легкостью разорвала эти веревки,― Зачем тебе я?

―Ну-ну, не злись, Джуди. Я же все-таки не убил его, а лишь вырубил на время. Что касательно вас обоих, то вы мне не особо нужны. Я лишь не хочу, чтобы какая-то крольчиха и какой-то лис совали свои носики в чужие дела и тем самым все испортили. Но раз уж ты тут, то ты можешь принять участие в моем проекте. Для меня это будет честь. Думаю, ты уже с ним знакома.

―Поверь, знакома,― огрызаюсь я.― Вот только я так и не смогла понять, зачем это все? И что значит "примешь участие"?

―Так я все карты тебе и раскрыл. Не, так будет слишком скучно. Мне нравится азарт. Давай с тобой сыграем в игру "Да/нет"?

―И в чем же заключается ее суть?

―Все очень просто: я задаю тебе вопрос, а ты отвечаешь "да" или же "нет". И так по очереди. Я начну. Я видел тебя вчера, когда ты встретилась с Линдси, ты была чем-то опечалена. Это из-за Ника?

―Да,― с неохотой отвечаю я.― Зачем ты хочешь убить всех зверей?

―Джуди, Джуди, Джуди... . У нас игра "Да/нет", а не "Расскажи мне все". Ну, раз уж ты спросила, то скажу: я не собираюсь убивать их. Зачем мне это? Я лишь считаю, что эволюция допустила свою ошибку, сделав нас такими. Это против законов природы.

Теперь мой вопрос: ты боишься за себя? Боишься, что с тобой я здесь сделаю?

―Нет, я больше боюсь за Ника, чем за собственную судьбу,― я пыталась говорить как можно увереннее и у меня это получилось, ведь это была правда.― Те, кого ты похитил, сейчас живы?

―Нет. К сожалению, мои первые опыты были провальными, поэтому трое погибли, двое находятся в коме, и лишь один повел себя так, как я хотел. Я добился своего результата, но действие газа оказалось недолгим, поэтому он вернулся в прежнее состояние,― в его голосе не было ни капли сочувствия, словно ему было абсолютно наплевать на них.

Итак, раз ты переживаешь не за себя, а за Ника, то это значит, что он тебе дорог и что ты его любишь?

Если я сейчас ему отвечу "да", то он найдет мою болевую точку и сделает все, чтобы мне стало так больно, как не было другим его пленникам. А если скажу "нет", то он поймет, что я вру. Поэтому бесполезно притворяться, и я отвечаю:

―Да. Знаешь, я тут сейчас подумала... Обычно зверей на такие поступки подталкивает чье-то предательство, потеря или же месть. Только тогда мы становимся безумны. А твоя причина под названием "ошибка эволюции" ― косвенная. Это не тот мотив. Так вот мой вопрос: ты пошел на это из-за предательства?



Анжело Линкс

Отредактировано: 20.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться