Звезда Деймоса

Размер шрифта: - +

Глава 8.

Жаркий отсвет падет на лицо от ночного костра,
И опять уходить, и опять мне в дорогу пора,
Я остался бы здесь навсегда, только снова зовет
Предрассветный туман да роса, троп лесных хоровод...

 

Йовин - "Дорожная"

 

Дастар, арл Тирнасс, 10-е танирей.

Утром я впервые искренне порадовалась тому факту, что не человек. Количество, а главное ассортимент выпитого вечером и ночью давали полное основание полагать, что после пробуждения я очень близко, даже сказала бы ближе некуда, познакомлюсь с похмельем, однако этого не произошло.

Потолок, в который уткнулся взгляд, стоило только открыть глаза, не качался, голова не кружилась и не болела, и даже чувства, что во рту кошки ночевали, тоже не было. От стаканчика чего-нибудь холодного и безалкогольного я бы, конечно, не отказалась, но только и всего.

— Хорошо быть вампиром! — радость открытия отчего-то захотелось выразить вслух.

— Ага, лучше некуда… — тут же откликнулись справа.

Я повернула голову, обозревая распластавшуюся на соседней подушке маму. Кажется, ей повезло меньше, потому как бодрой и весёлой она точно не выглядела. Впрочем, себя в зеркале я ещё не видела, так что вполне возможно, внешний вид внутреннему состоянию не соответствовал.

— Ооо, кто-то выглядит так, словно пил всю ночь напролёт! — присвистнула я. Каюсь, не удержалась, припомнив её сарказм наутро после выпускного.

— Дочь, я тебя породила, я тебя и… — мама не закончила, предлагая самой выбрать варианты. Лишь глаза потёрла, превращая и без того размазавшийся макияж, став похожей на очаровательного бамбукового медвежонка.

— Поняла, отстала, — послушно согласилась я, поднимаясь с кровати и расправляя безнадёжно измятую юбку платья. Видимо сил и энтузиазма на то, чтобы переодеться, у нас уже не хватило. — Что, на поиски рассольчика идти?

Ответом мне послужило бурчание, которое при наличии фантазии можно было трактовать, как просьбу оставить в покое, да натянутое на голову одеяло.

Часы показывали без четверти десять, а это значило, что спала я не так уж долго, ведь бодрствовали мы до рассвета. Не удивлюсь, если все остальные ещё в кроватях, одной мне не спится.

— Не спится, не спится, не спиться бы мне, — проговорила я любимую присказку одного из друзей и направилась в ванну.

Привычный ритуал не занял много времени. Помучиться с разбором причёски, в которую мама от души натыкала шпилек и невидимок, покоситься на местный магофен, но не рискнуть им воспользоваться, сменить несчастное платье на пару светлых джинсов и чёрную майку, и можно выдвигаться.

Коридоры радовали глаз пустотой и чистотой. Впрочем, не удивительно, второй этаж в своих гуляниях мы умудрились не задеть. Надеюсь, слуги радовались хоть этому, потому как на первом уборки предстояло много. Отмечали пусть и в узком кругу, зато с размахом. Детей отправили по кроватям довольно быстро, сразу после торта, похожего на произведение искусства и такого же бесподобно вкусного, а вслед за ними, удивив всех, отправилась Милена. Если честно, меня такое поведение несколько напрягало — после демонстративного «фи», выраженного в первый день, она вдруг стала предельно вежливой и корректной. И это навевало на мысли, что что-то тётушка задумала. С одной стороны, мы всё равно завтра покидали гостеприимные стены этого дома, но с другой… У Мари характера современной земной девушки не было, и начни маменька попытки крутить дочерью себе в угоду, едва ли та сумеет дать достойный отпор.

Жалея, что нет времени и возможности помочь сестре обрести уверенность в себе, я бодро проскакала по лестнице, и направилась в сторону кухни. Правда дойти не успела, зацепившись взглядом за открытую дверь в столовую. И решила заглянуть внутрь, в равной степени ожидая увидеть как хаос и разруху, так и идеальный порядок. Но точно не Тиана, расположившегося в кресле у окна, с кружкой в руках. Нормальной такой кружкой, вполне человеческого размера, а не той микроскопической, из которой приходилось пить мне.

— Эм… — разум попытался понять, реален ли вампир или это шутки мозга, получившего вчера ударную дозу матэ. — Привет?

Леастиан обернулся, и склонил голову. Молча, что не помогло окончательно убедиться в его присутствии.

— А что ты здесь делаешь? — ещё более осторожно поинтересовалась я, получив в ответ смешок. Да, очень гостеприимный вопрос.

— Сижу, — и улыбается, гад клыкастый. Ладно, вру, клыков отсюда не видно, зато голос подал, что уже хорошо. — Ты так и будешь стоять там?

После его слов я обнаружила, что до сих пор стою в коридоре, просунув голову в дверной проём и выглядя на редкость глупо. Кажется, мозг и впрямь ещё работал не на полную мощность.

— И… давно ты тут…сидишь? — чувствовала я себя ненамного умнее, и Тиан, судя по всему, это понял. Издеваться, по крайней мере, перестал. 

— Не очень, меня впустила та пугливая служанка. Правда так косилась, что мне даже стало неловко, за отсутствие попыток вцепиться клыками в её запястье.

— А почему в запястье? Я думала, вампиры кусают в шею. Ну, ярёмная вена, все дела…

— Потому что укус в шею — это очень интимно. Его себе могут позволить супруги или любовники.

— Что, даже если они оба вампиры? — с сомнением протянула я. Помнится, в одной из книжек говорилось, что это жутко неприлично и вообще, порицается всем вампирским сообществом.

— Особенно если они оба вампиры, — подтвердил Тиан с таким мечтательным выражением, что уточнять я не рискнула.



Юлиана Чернышева

Отредактировано: 04.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться