Звезда должна гореть

Размер шрифта: - +

Часть 8

Сознание медленно возвращалось, отзываясь болью израненного тела. В голове стоял сплошной туман. Что с ним случилось? Почему все так болит? Где он?

Резкое воспоминание о произошедшем заставило юношу широко раскрыть глаза. Рениус! И... демон! Нужно предупредить всех!

Пелена перед глазами постепенно стала расходиться, высвобождая знакомые очертания внутреннего убранства их дома. Перевязанный, он лежал на своей кровати. Усталое тело ныло, моля о покое. Болела голова и ожоги. Рядом суетилась мать, обмакивающая полотенце в бадью с водой, чтобы обтереть ему лицо.

- Наконец-то ты очнулся, сынок! Мы все очень беспокоились.

- Мама?! - пробормотал юноша, пытаясь подняться. - Как я очутился здесь?

- Лежи, лежи. Тебе еще рано вставать. Уж и не знаю, что с тобой стряслось, но тебя Такинаку еле донес на собственных руках, хотя сам был очень слаб. Сейчас Леда за ним ухаживает, словно за ребенком. Как мы все волновались! Два дня ты не приходил в сознание. Спасибо Айме - он очень помог.

- А Рениус? Где он? Его спасли?

- Какой Рениус? А, тот чудный юноша. Уж не знаю, Зал. Такинаку сказал, что когда он пришел в себя, он вообще не понял, что случилось и где он. Рядом с ним на земле лежал только ты - весь исцарапанный и обожженный, без движения, словно отправился в мир теней. Но, слава Владыкам, все обошлось! Однако сейчас тебе нужно отдохнуть, сынок! Погоди, я сменю повязку. Вот так. Постарайся заснуть. Айме говорит, сейчас нужен только сон и покой.

Несколько дней заживали тяжелые раны. Весть о том, что юноша пришел в себя, мигом облетела всю деревню. Тем не менее, деревенский шаман никого не разрешил впускать - паренек был слишком слаб, чтобы поддерживать разговор. Ожоги заживали быстро, но еще долго сочились кровью душевные раны, нанесенные злой волей Саркиса. Лекарь часто наведывался в их дом - его беспокоили никак незаживающие раны на челе. Похоже, что на всю жизнь останутся глубокие шрамы.

А Зала занимали совсем иные мысли. Он тревожился об исчезновении друга. Что произошло с ним после битвы? Куда могло исчезнуть его тело? Уж не стало ли он добычей еще одной злой силы? Неизвестность вызывала беспокойство. Слишком уж сдружился он с Рениусом за эти дни. Общие беды сближают людей. Где искать исчезнувшего Хранителя? Что с ним могло случиться, пока все находились без сознания?

В деревне же все, почему-то несправедливо забыв о Салватер-воине, считали, что это он, их соплеменник, нашел Такинаку и избавил мир от ужасающей угрозы. Но ведь это была неправда! Однако, сколько ни пытался он противостоять этим нелепым слухам, молва все больше ширилась и обрастала несуществующими подробностями. В конце концов, пришлось махнуть на все рукой.

Так прошло несколько сложных дней. Раны и ожоги, поддавшись умелому мастерству лекаря, вскоре стали затягиваться и, наконец, настал день, когда Айме разрешил ему подняться с постели. Уставший от духоты, не желая оставаться дома, в четырех стенах, юноша все больше проводил часть своего времени на природе, вдали от людей. Тем более что вопросы и расспросы некоторых любознательных местных жителей порой очень надоедали и потому паренек все больше искал уединения, находя в нем свою прелесть.

А мир понемногу восстанавливался после жуткого потрясения, жизнь постепенно входила в обычное русло. Тянулись ввысь мудрые деревья, выбрасывая зеленую листву к небесным далям. Стелилась по земле трава, разворачивая зеленое полотно, чтобы плотным растительным узором скрыть нанесенные повреждения. Нежные воды реки по-прежнему плыли по своему руслу в направлении неведомого и далекого океана, чтобы в итоге слиться с ним навсегда. Теплыми воздушными струями омывали ветра просыпающуюся после бури природу.

Однако последствия ужасающей трагедии все же давали о себе знать. Животные, птицы и всевозможные другие существа отныне стали сторониться человека. Слишком уж горьким для них оказался урок. Уже не было той естественной простоты при общении с созданиями стихий как раньше. Такого веселья и радости, что царили в мире теку, больше никто не видел. Вайю, что резвились повсюду, более не пытались заигрывать с бывшими друзьями. А с ритти теперь приходилось быть осторожней – их пламя могло ненароком и опалить незадачливого собеседника.

Похоже, что Хозяин демонов, которого они с таким трудом одолели, все же оказался прав - в их мире навсегда поселился страх и недоверие, превращаясь в новую силу, что меняла судьбу целого мира. Изменялась и жизнь, как ей и положено, стараясь приспособиться к этой энергии, занесенной на их планету черной волей. Вместе с ней менялось и все остальное.

Изменения Зал стал обнаруживать и в себе самом. Утерянная ныне гармония заставляла замечать простые и обычные вещи, мелкие детали, на которые раньше никто не обращал внимания. А еще казалось, что сама природа вокруг помогает ему выздоравливать - то подкинет ягодку в нужный момент, то укроет ветвями от проливного дождя. Благодаря столь странной заботе юноша быстро поправлялся и лишь грубые незаживающие шрамы оставались на его лбу, словно жуткое напоминание о произошедшем с ним событии, едва не стоившем гибели их мира.

Память, отзываясь на внешние перемены, стала с ним играть в странные игры. Обрывки неведомых воспоминаний, не принадлежавших к его нынешнему деревенскому существованию, иногда накатывали словно волны, принося жемчужины полученных им когда-то знаний. Глубоко спрятанные внутренние желания, ощущения и переживания открывались перед ним, являя собой картину причин и следствий того, что когда-то было. Где-то там был другой Мир, была Жизнь. Размеренное и спокойное существование стало угнетать паренька, познавшего отныне страх и негодование, словно оно не давало проснуться чему-то большему и значительному. Сердце требовало чего-то нового.



Зулан Грей

Отредактировано: 21.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться