Звезда Гаада

Размер шрифта: - +

Часть 1.25

Повернулась. И растерянно уставилась на Гаада. Тот сердито качнул головой, продолжая меня удерживать. Ему, что… не дорог Карст? Готов смотреть, как он умирает, только потому, что стал белокрылым? А зачем тогда другом его называл при всех?!

А Гаад ещё несколько мгновений всматривался в тело Карста. Вот, у того ещё дрогнули пальцы. И замерли.

Старейшина резко направил свободную руку в сторону тех двух. И из-под земли вырвалась чёрная волна, разделяющая их, срезавшая клок с воротом рубашки белокрылого. Тинила отшвырнуло далеко-далеко – и припечатало о ствол толстой берёзы. Он упал, соскользнув с него, оставив между шершавыми чёрными порами и белой берестой кровавый развод. Карст пошатнулся.

Но упала я, неожиданно лишившись опоры. А Гаад появился уже возле белокрылого, поддерживая его крылом. Лицо Старейшины было спокойное, но вот его глаза… и что-то такое было с ним. Или возле него, отчего мне вдруг холодно стало.

- Карст наш, - резко произнёс Гаад.

- Он из белокрылых! – с ненавистью выдохнул Тинил, поднимаясь.

Рубашка его и безрукавка висели клочьями. Спина отсюда мне не видна, но, боюсь, зрелище было жуткое. А по ощущениям – ещё хуже.

- Лима убил Кайер, - чеканя каждое слово, сказал Гаад, - Если хочешь отомстить – дерись с Кайером.

- Но Кайера почти никто не мог победить! – Тинил сорвался на крик.

- Тренируйся, - невозмутимо возразил его Старейшина, - А Карст тут ни причём. Он сам не рад, что Небеса вручили ему дар управлять Светом.

- Но… - мститель всё ещё сопротивлялся.

И взвыл от боли – выскользнувшая из земли тонкая каменная пластина проткнула ему ногу, у голени сквозь плоть прошла.

- Карст – наш, - снова прочеканил Гаад, - Он ещё ничем не доказал, что вы вправе подозревать его.

Типа заступился. А до этого ещё стоял и смотрел, как Тинил душит несчастного. Всё-таки, Гаад мерзкий.

Главный злыдень покосился на белокрылого – тот уже сам стоял, хотя и судорожно сжимал оборванный край рубашки – и крылья чёрные исчезли. Старейшина вдруг отвесил затрещину Карсту. Проорал:

- Ты почему не защищался?!

- Я… - несчастный парень робко посмотрел на него, но сам вдруг сорвался на крик: - Какого Блага ты меня спас?! Я не хочу жить так!

- Ты получил дар Небес, - голос Гаада снова заледенел, - Ты теперь обязан сохранять Равновесие в мире.

- Но я не хочу!!! – прокричал белокрылый и закашлялся. Кашлял долго, надрывно.

Старейшина смотрел, хмурясь, но не вмешивался.

- Я не хочу жить так! – глаза Карста заволоклись слезами, - Я ненавижу белокрылых! Я не хочу быть таким! Ты… ты можешь сам оборвать мои мученья?

Гаад долго смотрел ему в глаза. Грустно смотрел. Вот Тинил притих, напряжённо следя за ними, но не обращая внимания на меня. Рыжий всё-таки расплакался. И потупился, не в силах выдерживать взгляд своего друга.

Наконец тот заговорил, положив ладони ему на плечи и встряхнув:

- Знаешь, у меня есть одна идея. Очень интересная. Важная для нас. Но с нею сможет справиться только белокрылый. Только ты с нею сможешь справиться, Карст.

- Правда? – тот робко заглянул ему в глаза.

- Но для того, чтобы всё получилось, ты нужен мне живым.

- Ну… - рыжий замялся. Вся эта ситуация с подлым нежданным даром и ненужной ему силой его мучила. Но, видимо, умереть, так и не выполнив просьбу своего друга и спасителя, было для несчастного не менее страшно.

- Разумеется, если ты хочешь мне помочь, - Старейшина улыбнулся ему, тепло, будто и не просил ни о чём серьёзном, будто был другой момент, спокойный.

- Я… - Карст помялся ещё немного, переминаясь с ноги на ногу. Потом закашлялся. Потом снова взглянул на него, - Я сделаю! Но что от меня нужно?

- Сначала – выучиться владеть даром, - улыбка Гаада стала шире, - А потом… Но лучше, если ты научишься использовать свои способности как можно скорее.

Рыжий кивнул.

- Ладно. Я постараюсь.

- Тебе самому это может понравиться, - друг легонько похлопал его по плечам, - Я этой штуке у Блага научился.

- У Блага? – Карст недоумённо моргнул.

- О-о, это будет очень интересно.

У Тинила, мрачно слушающих их, глаза вдруг как-то хищно блеснули. Думала, сейчас кинется со спины на них. Рот открыла, чтобы предупредить. Но едва не случившийся убийца вдруг ухмыльнулся. Злодейской такой улыбкой.

- У Блага, значит, научился?

- О, я многому научился, - теперь пакостная улыбка появилась и на лице Старейшины.

- Что ж, - недавний нападавший вздохнул, - Будет интересно на это посмотреть.

И исчез, оставив на земле возле берёзы капли крови и обрывки одежды. Как-то быстро он успокоился. Подозрительно быстро. А Гаад задумчиво улыбался.



Елена Свительская

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться