Звезда Гаада

Размер шрифта: - +

Часть 2.11

Гаад опустился перед несколькими сотнями вооружённых людей. От его чёрных крыльев шло зловещее тускло-голубое сияние. Старейшина потребовал, чтобы люди остановились. На что воевода или… как там назывался командующий людьми? Главный из воинов поднял меч над головой и первым устремился на хранителя. Вслед за ним двинулись девять самых смелых и верных, за ними, с некоторым опозданием, несколько десятков человек. Гаад тяжело вздохнул, закусил губу и сердито посмотрел на приближающихся к нему воинов. Несколько секунд – и все они упали мёртвыми.

Я почувствовала огромный всплеск холодной липкой неприятной силы, а также ужас и отчаяние оставшихся в живых. Видела, как побелели их волосы.

- Возвращайтесь! Сейчас же! – хрипло прокричал убийца.

И люди бросились врассыпную.

Откуда-то появился Благ, чьи белые крылья излучали то же самое тускло-голубое сияние, с воплем бросился на врага. Сначала вокруг кулака светловолосого парня трепетал большой ком тёплой, ласковой силы, но сорвавшись с его руки, сила вдруг стала точно такой же, как у черноволосого.

Старейшины стали перебрасываться комьями силы. И каждый раз, летя в Гаада, сила Света, созданная Благом, превращалась в Тьму. Я почему-то была уверенна, что белый хранитель не способен создавать Тьму, но даже сила Света, направленная на разрушение, особенно, применённая с целью расшатать чьё-то Равновесие до его гибели, становится Тьмой. И Благ это прекрасно понимал, более того, он осознанно использовал этот закон мирозданья…

 

А потом последовали другие картинки, где Гаад убивал людей, двух белых хранителей, пытался прикончить Блага…

 

В веренице чужой боли, отчаяния, остро ощущая разрушительную мощь Тьмы, я вдруг разглядела картинку из прежнего моего видения: как чёрный Старейшина сжёг людей, напавших на деревню Карста. И даже увидела издалека бледное лицо моего друга, прежде чем взмывшее к небу пламя захлестнуло хранителя и мальчишку…

 

Картины исчезли так же внезапно, как и появились. Я была слишком потрясена, чтобы высвободить руку и оттолкнуть от себя неприятного Блага.

- Это мои воспоминанья. Люди, которых я не успел спасти, - сказал парень с искренней грустью.

Чувствую, что та жуткая сила, которая пронизывала эти страшные картины, настоящая. Старейшина не мог их подделать, придумать. И горящая деревня Карста… Она была в моих виденьях и в воспоминаниях белокрылого хранителя. К тому же, из последующих моих разговоров и ссор с рыжим было ясно: те события случились на самом деле. Разве что о мечте чёрного Старейшины мне ещё ничего не известно. Но имеет ли это какое-либо значение? Он – убийца. Не хочу его больше видеть! Ненавижу его! И этого подлеца, заставившего меня прочувствовать столько чужой боли!

Выдернула руку и ударила парня по щеке:

- Жестокий! Зачем ты показал это мне?!

- Чтобы ты поняла, какой Гаад на самом деле! – злобно сказал хранитель и оттолкнул меня, - А ты руки распускаешь!

- Ты слишком дорожишь своим собственным состоянием! Своею собственной рожей! Лучше бы так о людях заботился!

- Неблагодарная девчонка! – с ненавистью прошипел Старейшина.

Непроизвольно заслонилась от него руками.

- Я старался, чтобы тебе жилось комфортнее, раздобыл эту дорогую одежду, украшенья…

- Разве эти тряпки и висюльки могут сделать девушку счастливой? – трясущимися пальцами снимаю с себя цепочку с кулоном, швыряю на траву.

Следом летят два кольца и три браслета.

- Истеричка! Чокнутая! – продолжал беситься Благ.

Прокричала:

- Зачем ты заставил меня испытать это? Зачем?! Это больно! Противно! И ты ничем не лучше Гаада! Ты нашёл способ использовать силу Тьмы, преобразуя её из силы Света! Таким способом ты научился разрушать и мучить неугодных тебе!

Благ вдруг побелел и глухо спросил:

- Так ты… увидела?

С ненавистью выдохнула:

- Да! Я вижу то, чего мне не хотят показывать, вместо того, что хотят мне открыть! И мне не нравится твоё поведение! Не для того тебе был дарован дар Небес!

- А-а, так ты способна пользоваться своим даром, - хранитель сердито прищурился.

- Какая тебе разница? Хочешь меня использовать? А я не хочу быть оружием или игрушкой в чьих-то руках! Пусть от меня не будет никакой пользы! Никому! Даже мне самой!

Хранитель глубоко вдохнул, шумно выдохнул и исчез.

С этого дня началось наше негласное противостояние. Меня больше не пытались учить. То ли боялись, что выучусь какой-то гадости, то ли решили не подкидывать лишних сведений о моих возможностях, потому что я ими желала пользоваться только для самой себя. По мнению Блага, то, что не по его приказу – дурно. Ибо он один знает, что пойдёт на благо миру и обычным людям. Ну да не больно-то и хотелось учиться! Разве что потеряла удовольствие наблюдать, с каким трудом Старейшина сдерживается, чтобы не заорать на меня. Он всё-таки старался быть вежливым, аристократ хренов.



Елена Свительская

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться