Звезда Гаада

Часть 2.19

     - Кария, ты понимаешь, как сильно мы все ненавидим слуг Гаада, так? – холодно спросил белый Старейшина.

     Отчаянно попыталась прикинуться наивной дурочкой:

     - А с чего вы взяли, что я – его слуга?

     - Допустим, Тайаелла ты к нему отправила случайно, - ухмылка говорила за него: Благ в это не верит. - А вот двух чернокрылых ты спасала вполне осознанно.

     И этого мне они не простят. Да им не впервой убивать чернокрылых. Кого не уговорили напасть на тех со спины.

     Благ пристально смотрел на меня. Пугающе. Красивый мужчина. С гнилой душой. Всё могло бы сложиться иначе, встреться бы мы с ним в других обстоятельствах. Но я даже рада, что так получилось. Я не успела замарать тело ласками этого маньяка. Я не успела замарать свою душу любовью к нему.

     А Благ, выждав длинную-длинную паузу – прочие белокрылые серьёзно ждали его решения – наконец-то закончил мариновать меня в моих страхе, надежде и отчаянных размышлизмах:

     - Но почему-то Небеса наградили именно тебя, глупую, наивную, сопливую девчонку, двумя ценными дарами: ты – изначальная, да ещё и способна использовать Третью силу, - по лицу Блага было видно, что он искренне недоумевает от такого выбора. - Если ты будешь восстанавливать Равновесие, где мы скажем, мы сохраним тебе жизнь. Так что выбирай: или мы тебя убьём, или ты будешь нас слушаться, - он усмехнулся, поднял раскрытую ладонь, опустил и показал мне появившийся на ней кинжал. - Впрочем, ты можешь зарезаться, если не согласна. Если ты плохо понимаешь строение человеческого тела, я объясню тебе, в какое место нужно целиться, чтоб умереть быстро и наименее мучительно. Дел у нас много, так что у тебя есть четверть часа, чтобы выбрать.

     Едва не задохнулась от возмущения.

     Наверное, Благ ещё и считает себя милосердным?! Эх, умей я драться, сейчас ударила его ногой по гадкой морде. Вот только дома меня подобному не учили, ограждая от лишней физической нагрузки, а тут я не додумалась попросить у Гаада несколько уроков рукопашного боя или использования ножей. Вот дура! В первый же день видела, что в этом мире ходят с мечами, что тут запросто убивают и калечут других, но как получше защититься, не додумалась.

     - Благ, ты за неё заступаешься? – прошипел Кайер.

     С его ладони сорвался белый шар, который устремился ко мне. Успела заметить, как он вытянулся и превратился в блестящее чёрное копье, а потом Старейшина поймал сгусток Тьмы рукой и сломал пополам. В следующий миг белая волна сшибла с ног его друга и стоящих рядом с ним. Кто-то из упавших закусил губу и смолчал, кто-то застонал, сжимая рубашку над сердцем.

     - А ты хочешь, чтобы единственная изначальная, вдобавок, использующая тайную силу, сразу стала кормить червей или пеплом полетела по ветру?! – гневно спросил Старейшина, сжимая пальцы.

     Кайер не выдержал и закричал, покатившись по земле.

     - Мне плевать, что ты – мой названный брат! - прокричал Благ. - Ты обязан мне подчиняться! Подумай о том, что выгодно, а что нет! Ты же взъелся на неё только от того, что Кария похожа на девчонку, разбившую тебе сердце!

     Чего?! Кайер всё время относился ко мне свысока только из-за этого? Что я напомнила ему ту, которую он прежде любил?

     - Ложь! – прошипел тот.

     Старейшина оставил в покое тех, кому не посчастливилось попасть под волну, и продолжил мучить своего лучшего слугу.

     - Я заметил, что ты сердцеед и галантный добрейший кавалер, но безжалостно топчешь всех девиц и женщин, имеющих определённую внешность. Она похожа на них, - Благ указал на меня левой рукой. - И Карию ты возненавидел с первого же взгляда, когда она ещё не связалась с Гаадом! Ещё тогда, в трактире у дороги.

     Не будь я изначальной, меня бы спокойно прикончили. Ощущаю себя вещью, которая нужна только потому, что она дорого стоит. Старинной вазой, которая поставлена на самом почётном месте в доме, только потому, что она – антиквариат. И хозяину, купившему её, нет дела до того, как совершенны линии в её узоре, как усердно, с какой любовью и нежностью, с каким вдохновением лепил её мастер, обжигал, разукрашивал. А разобьюсь – никто не расстроится от того, что погибло что-то красивое, всем будет жалко только потерянных денег. И если вдруг Небеса вознегодуют на меня из-за моих глупых поступков и отберут свои дары, и без того мелкие, тогда я стану никому не нужной. Но я человек! Я хочу быть важной для кого-то!

     Хранитель с внешностью ангела продолжал безжалостно терзать слугу, дерзнувшего своевольничать. Прочие угрюмо наблюдали за наказанием или прожигали меня ненавидящими взорами. Не вздумай их тиран навязать мне этот выбор, сейчас в муках извивалась бы я.

     Но, может быть, вступившиеся за меня чернокрылые, рисковали жизнями по той же причине, по которой я понадобилась их врагам? Дорогая ваза – и ничего более. Моя жизнь нужна только мне самой. У меня есть только я. Я совсем одна в чужом мире, почти без сил. В мире, где странный бог-творец. И его сомнительный помощник, который очень своевольно исполняет мольбы хранителей и людей. Если он вообще существует.



Елена Свительская

Отредактировано: 27.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться