Звезда Гаада

Размер шрифта: - +

Часть 3.7

Я почувствовала около нас Кайера, окружённого обжигающим Светом. Ощутила, как напрягся Старейшина. И похолодела, ощутив столкнувшиеся надо мной силы созидания и разрушения. Свет, созданный белокрылым, рвался проткнуть меня и Гаада, разорвать на куски, сжечь, испепелить. Было жуткое ощущение, будто мы с Гаадом у раскрытой дверцы огромной печи, а Кайер норовит нас туда запихнуть, на горячие угли, в середину пламени.

Кажется, чернокрылый держится за древко копья, а Кайер упорно давит на своё смертоносное оружие, стараясь воткнуть его в грудь своего врага. Точнее, продырявить нас обоих. Столько силы и мощи проявилось сейчас у нападавшего, столько созидающего Света он вытянул из себя и вложил в копьё, что Гаад от неожиданности растерялся и сопротивлялся не так успешно, как мог. Или же Кайер был его сильнее?..

- Совсем ничего не боишься?! – проворчал Гаад, - Напал на меня на Горе справедливости!

- Вообще ничего не боюсь, - насмешливо отозвался белокрылый, - Кстати, может ты отодвинешься? Я пришёл, чтобы убить её.

Что-о?! Но что я?.. Ой, его же названный брат бил из-за меня! Блин, я вляпалась даже тут!

Но Гаад, впрочем, не собирался меня ему отдавать.

- Допустим, у тебя с нею личные счёты, - проворчал чернокрылый, - Но отстал бы ты от единственной изначальной! Как бы ни огрёб от самого Стража Небес!

- Повторяю: я никого не боюсь, - фыркнул Кайер, - Но, впрочем, если тебе тоже охота умереть, за компанию с ней или просто надоело жить, я вам помогу.

Какое-то время напавший пытался насадить меня и чужого Старейшину на своё копьё. Раз жар обошёл нас стороной, но, впрочем, через мгновение стало очень холодно: может, Кайер даже пытался нас поджечь, но Гаад успел выставить защиту.

- Что же ты не призовёшь всю свою силу? – язвительно осведомился белокрылый, - Боишься, что от этого пострадает эта неуравновешенная девчонка?

- Ты бы тратил своё трудолюбие на восстановление Равновесия! – прошипел его противник.

Неожиданно Гаад исчез. Я увидела зависшее надо мной копьё, лицо Кайера, искажённое от ненависти. Мгновение – и переместившийся Старейшина ударил чёрным лезвием, сыпавшим зелёными искрами, по рукам врага. Если бы он замешкался хоть на секунду, белокрылый проткнул бы меня, а так он от неожиданности и от боли выронил копьё. И Гаад холодной струёй сшиб его в сторону, чтобы даже древком не коснулась меня. Следующей волной, огромной, оттолкнул Кайера от меня.

Торопливо вскочила. Через мгновение Гаад уже переместился между мною и Кайером, нанёс новый удар по противнику. Тьма, сгущённая чернокрылым до длинного тонкого лезвия, разрезала голубую рубашку белого хранителя, прочертила по его рукам две толстых линии, из которых хлынула кровь. Однако сила разрушения ударила и по тому, кто быстро преобразовал её в оружие: с разрезанных пальцев и ладоней самого Старейшины капала кровь.

Парни замерли друг против друга. На лице врага читалась решимость стоять до конца. И у моего защитника, полагаю, тоже.

Гаад странный. То клянётся зверски прикончить моего друга, то вдруг сам отчаянно защищает меня. Так… он пошутил насчёт Тайаелла?.. Или его ненависть к тому не распространяется на меня?.. А я… я чувствую себя такой беспомощной! Кажется, сейчас я только и могу, что положиться на Гаада.

От жара Света, рождённого Кайером, и от холода Тьмы, которой отбивался Гаад, мне то душно было, то очень холодно. Будто меня швыряло то в печь, то в холодильник. Мерзкие ощущения! Ни там, ни там сдохнуть совершенно не хотелось.

В следующий миг Кайер рванулся, выставив вперёд руку, переместился, появился прямо перед своим давним врагом, сшиб его на землю. Чернокрылый швырнул в него окровавленным лезвием – белокрылый увернулся, но капли крови с руки и с оружия Гаада красными цветами легли на его нежно-голубую рубашку. Старейшина переместился – и успел закрыть меня собой, схватить за запястье занесённую руку нападавшего, охваченную ярким ореолом жёлтого света.

А потом… Весь Свет, бушевавший внутри белокрылого, сплетавшийся в оружие на его правой ладони, обратился в Тьму! И я из-за плеча заслонившего меня увидела, как из глаз Кайера на меня посмотрела бездна. Адский холод. Что-то вроде того, чем меня пытался запугать Гаад. Но… Кайер же из белокрылых! Почему?..

- Остановись! – сердито крикнул Гаад, - Ты искажаешь свою сущность! Ты не выдержишь столько Тьмы!

Но Кайер только ухмыльнулся.

- Ещё немного – и ты потеряешь контроль над собой! – закричал Старейшина уже испуганно, - Ты свихнёшься! Или сам сгоришь изнутри!

- Если хочешь жить – уходи! - прошипел Кайер, - Сегодня моя цель – эта проклятая девчонка!

- Что она тебе сделала? – спросил Гаад очень грустно.

Наверное, он намеренно взывал к сознанию врага, отвлекая от Тьмы, в которую тот вот-вот мог сорваться.

- Из-за неё мой названный брат напал на меня! – белокрылый мрачно прищурился, - Из-за неё Благ сам на себя не похож! Таким молчаливым и подавленным я видел его только два раза: когда отравили его родителей и тогда, когда убили последнего Посланника!

Значит, он так сильно тревожится за Блага, что дошёл до такого состояния!



Елена Свительская

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться