Звезда Гаада

Часть 3.9

     Во второй день из четырнадцати, после полудня заглянула к Сэю и Тараю, вызволенным мной из Белой земли. Ушла бы и после завтрака, но там оставались в одном доме Гаад и пленник, а я боялась, как бы моего друга не прикончили в моё отсутствие. Слонялась по двору туда-сюда, мимо крыльца, у которого послушно сидел несчастный белокрылый, ушедший сразу после дозволенного ему завтрака – одной порции гречи с овощами против нескольких наших – и мимо окон кухни, где что-то хмуро обдумывал глава чернокрылых. А вдруг пытки для пленника? Ко мне вдруг подошёл Карст, сновавший с вёдрами между огородами и колодцем за домом, вёдра опустил пустые, меня легонько похлопал по плечу, сказал тихо:

     - Иди спокойно. Ничего с ним не сделается.

     - Ты думаешь? – робко заглянула рыжеволосому другу в глаза.

     Тайаелл выпал из раздумий и внимательно посмотрел в нашу сторону. Впрочем, пленник всегда внимательно смотрел за происходящим. Но как будто намного чаще смотрел на повара Старейшины, чем на хозяина Чёрной земли.

     - Гаад же обещал, - примиряюще улыбнулся Карст, плечо моё легонько сжал. - Тем более, на Горе справедливости. Если Гааду не веришь, хотя бы поверь Стражу Небес, которого просили наблюдать за вашей сделкой.

     - Ещё неизвестно, существует ли этот Страж Небес, - вздохнула.

     Старейшина выпал из задумчивости и посмотрел из окна в нашу сторону. На руку своего друга, лежащую на моём плече. И снова отвернулся, отсутствующе смотря куда-то на стену кухни. Или… или он в это время наблюдал за состоянием мира вне Чёрной земли? Упоминал же, что и отсюда может почувствовать и нарушения Равновесия.

     - Однако же на мольбы страдающих он как-то реагирует, - шумно выдохнул белокрылый, опять похлопал меня по плечу. - Иди уже, куда хотела. Не тревожься. Я сам за пленником и Старейшиной прослежу. Хотя, уверен, Гаад не будет нарушать свою клятву.

     Едва слышно спросила, потянувшись к уху друга:

     - Тогда чего Гаад тут уже второй день сидит, безвылазно?

     - Отдыхает, может? – так же тихо ответил Карст. - Или наблюдает за пленником, ведь глупо же оставлять пленного врага без присмотра, да ещё и у себя дома.

     - А, ну, может, - задумчиво лоб поскребла, на месте, незаметно подкушенном местным комаром ночью.

     Карст сплюнул на палец и зачем-то лоб мой им протёр, поверх расчёсанного покуса.

     - Ты чего?! – возмутилась, отпрыгивая.

     - Чесаться меньше будет.

     - Правда?!

     - На своей шкуре проверял. У меня легчало.

     - Соком одуванчика натри, - отозвался Тайаелл.

     - Тоже помогает?

     - Наши так справляются, когда силы на лечение тратить лень, - улыбнулся белобрысый.  

     - Странно, что белокрылых тоже комары кусают.

     - Так они ж тоже люди, - проворчал Карст, но одарил пленника таким взглядом, будто считал белых хранителей зверьми или вообще чудовищами.

     - Но они же Свет отдают миру? Разве комары не должны щадить тех, кто добрее?

     Гаад поперхнулся от смеха. Мрачно посмотрела на него. Но он уже основательно подавился слюной и кашлял сильно. Мне стало его жаль. Побежала на кухню его хлопать по спине. Мучителю полегчало – и я пошла обратно на улицу с чистой совестью. Даже если Гаад – злыдень, я не буду такой, как он. Я добрая, в отличие от некоторых.

     - У комаров равноправие, - подмигнул мне Тайаелл, когда я шла мимо, медленно, всё ещё решая, идти или не идти.

     Всё-таки страшно было оставлять друга одного в логове врагов. Но тех двух чернокрылых, которых мне удалось вырвать из рук белокрылых, сильно замучали. Им моя помощь нужна. И, наверное, я должна была ещё вчера бежать их проведать. Но и за Тая мне было страшно.

     Натянуто улыбнулась пленному другу.

     - Да иди ты уже! – проворчал вдруг и он. - Ничего со мною не сделается. Гаад своё слово обычно держит.

     - Благодарю, что заступился за мою честь, - проворчал Старейшина из дома, он сейчас уже отошёл воды себе налить.

     - Сдалась мне твоя честь! – проворчал Тайаелл. - Я просто вижу, что Кария тут маячит, всё боится уйти. Но ей явно куда-то надо.

     Эх, даже будучи под носом у главного злыдня, друг всё-таки старается заботиться обо мне. Даже не знает, куда я собралась, но всё же настаивает, чтобы шла, не беспокоясь о нём. Милый он. Но… Точно, я ж ещё могу потренироваться на спасённых из плена Блага!



Елена Свительская

Отредактировано: 27.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться