Звезда Гаада

Размер шрифта: - +

Часть 3.16

Губы у хранителя оказались неожиданно нежными, с привкусом молока с куркумой, которого он недавно напился. Мне это творение Карста не зашло, а вот ему, похоже, понравилось, дающее сытость, лёгкость и терпкую горечь. Странно, этот парень не боится горечи или будто намеренно выбирает её. Вот и как отвар из шалфея или масло, которым он часто ополаскивает тело и волосы, терпко-сладкий, душный, острый, яркий… успокаивающий… как и сегодня…

Гаад застыл на несколько мгновений, кажется, растерянный. Потом вдруг исчез. И от яркого холодного пламени, вдруг вспыхнувшего у кровати, я, кажется, ослепла. Отчаянно застыла глаза, охваченные режущей болью. Запоздало вспомнила, что я ещё и голая, беззащитная в комнате главного злыдня. Запоздало заметила, что на меня шлёпнулось что-то лёгкое, но колючее. Кажется, одеяло шерстяное. Он меня укрыл?..

Но глаза открыла и застонала опять от яркого света.

Долгое время лежала, боясь шелохнуться, чтобы одеяло, сколько-то сносно прикрывавшее меня, сползло, обнажая меня этому обжигающему зловещему свету. Боясь, что всё-таки ослепну, если снова взгляну на этот свет. Нет, холод… обжигающий, жуткий холод…

И, что ещё ужаснее, я чувствовала, что Гаад где-то рядом, страшно сердитый на меня. Он видит меня, когда я не вижу его. И что мне надо как-то объяснить, что на меня вдруг нашло? А я… сейчас, когда он начал сопротивляться и вообще отошёл от меня подальше, отстранился ещё и душным этим холодом, когда, кажется, исчезла темнота… или… ещё больше сгустилась? Но внутри?.. Сейчас я не знаю, что сказать. И это ужасно. И ужасно, что я к нему первому так подошла, а он!.. Но что я наделала?! И почему эта древняя женская хитрость не подействовала на него?.. Он же мужчина! Пакостный, молодой. Тьфу, минимум трёхсотлетний хранитель чернокрылых с лицом юноши. Старейшина чернокрылых при том, к которому я так нагло вломилась в спальню ночью. Да ещё и… тьфу, блин!

Но лежать, чувствуя его присутствие, беззащитной, доступной, было ещё ужаснее, чем этот ослепительный обжигающий холодом свет, который мешал мне открыть глаза и увидеть его лицо. Но я почему-то уверена была, что он злится. Или даже разъярён.

Робко села. Одеяло сползло с груди на колени. Я его торопливо цапнула, на ощупь, к шее подтянула. Откуда-то сбоку хмыкнули. Значит, он и правда где-то рядом стоит.

Одеяло кололо мою кожу, особенно, нежную кожу груди. А душу колол его смешок. Его, издевающегося над моею беспомощностью.

Невольно повернулась туда, откуда шёл этот мерзкий звук. Век не разжимая. Но через несколько мгновений я будто увидела с закрытыми глазами яркий силуэт, чётко выделяющийся на фоне темноты.

Замерла растерянно.

Через некоторое время растерянного ожидания, всё ещё с закрытыми глазами, вдруг увидела как силуэт потемнел у ног, где надеты были его домашние штаны, тёмно-серые вроде. Как потемнели пятна на голове. Глаза узкие, зауженные, да ещё и сердито прищуренные сейчас. Карие глаза, сейчас казавшиеся чёрными совсем, будто без зрачков и белков. Нет, просто внутри этих глаз клубилась темнота, жгущая и мучительно холодная, настолько, что опустила голову, чтобы не видеть и не ощущать этого жуткого ледяного взгляда.

Так мы какое-то время выжидали в темноте. Я, беспомощная и обнажённая на его постели, отчаянно закрывающая часть тела одеялом и чувствующая холод, обнажённой спиной и бедром, лёгкое прикосновение волос с косы нерасплетённой. И всесильный Гаад. Как будто наслаждающийся моею беспомощностью.

Но…

Но потом, не разжимая век, снова голову подняла. Снова силуэт белый. Обрастающий вдруг тёмными штанами на вырисовывающемся теле и ногах. Жгучие чёрные совсем узкие глаза. Прорезавшийся рот, линия сжатых тонких губ. Треугольный подбородок, ровный или даже чуть приплюснутый нос. Распущенные чёрные волосы, прядки, падающие на лицо, спускавшиеся по плечам и за спину ниже лопаток. Сегодня и сейчас его волосы почему-то были намного длиннее, чем обычно. Они стекали между перьев огромных мощных чёрных крыльев, распахнувшихся за его спиной. Таких же холодных. Едва наметившихся в темноте, словно разводы инея.

Не сразу поняла, что ослепительный свет вокруг него, холод, льющийся из глаз, ослабели. И, хоть и с сомкнутыми веками, но я уже не опускаю голову. И… и я вижу его сердитый взгляд даже сейчас. Или… просто чувствую?..

Глаза распахнула. Он стоял там же, где и примерещился. Смотрел, сердито прищурившись, на меня. И когда наши взгляды встретились, меня передёрнуло от холода. Отчаянно сжала пальцы на одеяле, единственной и хлипкой моей защите. Если бы он захотел – оно бы меня не укрыло и не спасло. Я была бессильной.

Взгляд опустила. Он шумно выдохнул. Так какое-то время мы были в его комнате и ночи, чуть освещённой его светом. Он стоял, сердито смотря на меня сверху вниз, а я робко замерла на его постели. Так внезапно остывшей от Тьмы, которую он щедро использовал в комнате.

На мгновение мне примерещилось касание к моей щеке. Будто мрак сгустился и коснулся меня. Это тоже была Тьма, но почему-то не холодная. Нежное мягкое прикосновение. Такой бывает ночная темнота, в которую падаешь ночью, замученный. Тьма, которая мягко обволакивает меня…

Подняла взгляд напуганный. Гаад торопливо взгляд отвёл. Он… успокоить хотел меня? Незаметно. Напуганную и замученную его холодом. Так… он какой? Чего он на самом деле хочет?..



Елена Свительская

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться