Звезда Гаада

Размер шрифта: - +

Часть 3.17

Всхлипнув, опустилась на колени перед ним. Какое-то время сидела, потерянная, а он – мрачно молчал.

Взгляд подняла. Нет, всё-таки смотрел за мной. Но, кажется, в его взгляде не было похоти. Не тяжёлый, не липкий, не влажный взгляд. Или как там описывают?.. Не затуманенный. Грустный взгляд. До отчаяния грустный, обжигающе ледяной… тоской. Тоской?..

Он смотрел на меня сверху вниз. Я смотрела на него, сидя у его ног. Нет, стоя перед ним на коленях.

- Уходи! – резко потребовал Гаад.

- Но…

- Просто уходи! Я не отпущу Тайаелла.

Н-но… как он понял?!

Подняла на него растерянный взгляд.

Гаад ещё какое-то время смотрел на меня сверху вниз, потом вдруг присел. Нет, сам опустился на колени передо мной, раздвинув ноги. Протянул чуть дрожащую руку ко мне. Я не сдвинулась. Нет, мимо меня. Заложил руку за мою спину. Я не сдвинулась, обречённо смотря на него. Передумал?..

Мужчина вдруг рванул меня к себе, резко надавив на мою спину. Отчего я откинулась ему в грудь. Он вздрогнул, когда мои волосы спустились по его обнажённой груди. Или от прикосновения моей груди к его?

Робко замерла. Его ладонь неровная, со шрамом и с мозолями на пальце вдруг скользнула по моей спине, по открытой коже, от талии и выше. Его ладонь прошла по моей напрягшейся спине, по лопаткам, по шее, впившись в мои волосы. Его пальцы запутались в моих волосах. Шумно выдохнула.

Резко надавив на мою голову, он заставил меня приблизить голову к его голове. Наши носы едва не столкнулись. А глаза сейчас были совсем близко друг от друга.

- Ты ошиблась, - шумно выдохнув, произнёс Гаад, сердито глядя на меня, - Ты думала, что ночная темнота скроет от меня твоё лицо.

Другая его ладонь скользнула по моему локтю, выше, по предплечью, по плечу. Голому, как и вся я сейчас. Я задрожала, когда пальцы его и ладонь прошлись по изгибу моего плеча, осторожно поднялись по моей шее. Основание его ладони легло на мой подбородок, а пальцы – также утонули в моих волосах.

Мужчина на несколько мгновений застыл, потом, резко выдохнув, сердито продолжил:

- Но даже в темноте я вижу тебя. Я слышу тебя. Я чувствую твои чувства. Я вижу направления твоих мыслей.

Я дрожала от ощущения близости его тела к моему, от того, что осталась одна в его худых, но крепких руках, совсем беззащитной.

Шумно выдохнув, Гаад продолжил:

- Я не вижу каждую твою мысль по отдельности, но я вижу играющие Свет и Тьму в тебе. Я могу предположить направление твоих мыслей.

И вдруг резко высвободил свои руки из плена моих волос. И, сильно ударив меня в грудь под шеей, мимо основания груди, оттолкнул от себя. Вскрикнув, отшатнулась. И упала, кажется, сверкнув совсем всем. Отчаянно села, собирая ноги вместе. Пытаясь хоть что-то прикрыть руками.

Хранитель резко поднялся, снова смотря на меня сверху, заледеневшими глазами.

- Я же вижу, что ты не хочешь ложиться со мной, - резко сказал он.

И снова, будто по команде, поднялся волчий вой где-то над лесом Чёрной земли. Два волчих воя, слившиеся в один. Так жутко напоминавший стон.

Гаад мрачно продолжил, прищурившись, будто прикрывая часть своих глаз, пытался отгородиться хотя бы отчасти от меня:

- Я вижу, что ты боишься прикоснуться ко мне, как к дерьму. Тебе омерзительно быть рядом и касаться меня.

Очередной волчий вой начался, но вдруг заглох. Хранитель вдруг судорожно сжал кулак левой руки. Снова разжал. Шумно выдохнул. Из леса близ дома донёсся какой-то приглушённый звук, задыхающийся. И не вой, тихий стон полупридушенно застыл в кустах.

- Я не вижу в темноте твоего лица, но я слышу твоё состояние, - шумно дыша, повторил Гаад, - Неужели, ты думаешь, что мне хочется касаться женщины, которая меня ненавидит и боится?!

Странное признание от главного злыдня. Он, что ли, никого не насиловал вообще?.. Неужели?..

Робко посмотрела ему в глаза. Ледяные. Обжигающе ледяные. Злится. Сильно злится на меня.

- Но… - с трудом выдавила из себя и застыла, обессилив.

- Что?! – спросил мужчина требовательно и резко.

Отчаянно сглотнув, припомнила ещё одно средство, которое иногда прокатывало у женщин. То есть, не у них.

- Я ещё не женщина.

- И что?! – мрачно сощурился чернокрылый.

- Ну… это… - смущённо потупилась, пальцем робко пол поковыряла. Точнее, только попыталась: он был до жути гладко отполирован. Так что и не прицепиться ногтём. Собственно, как и к упрямству Старейшины чернокрылых. Но… - Но ведь мужчинам это вроде нравится?.. Быть у кого-то первым?..

От его ледяного взгляда меня мороз по коже продрал:

- Думаешь, мне нравится насиловать женщин? Прямо такое большое удовольствие – женщины, которые подо мной извиваются от боли или дрожат от отвращения?!



Елена Свительская

Отредактировано: 21.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться