Звезда имени тебя

Размер шрифта: - +

14

В класс я вбежала со вторым звонком, как обычно. С утра ничего нового не произошло: ни с Воронцовым не пересеклась, ни Шамринов меня не караулил. Так что зашла и села рядом с Надей. Урок тоже прошел без происшествий. А вот на перемене все и выяснилось. Ко мне направилась Лара, чеканя каждый шаг, точно статуя Командора.

- Значит так, Петрова, мы решили объявить тебе бойкот.

Я в осадок выпала:

- Это еще за что?

- Должна сама сообразить, - Лара, видимо, решила, что роль умершего соперника Дон Жуана ей маловата, и заодно взвалила на себя обязанности Немезиды, богини правосудия.

- Я не телепат, чужие мысли читать не умею, - я начала злиться.

Что за бред с этим бойкотом? Белены объелись?

- А нечего сразу двоим парням мозги крутить, - Лара снизошла до объяснений.

А-а-а, вот что ее задело! Ха! И вот тут меня понесло:

- А твое какое дело? Пусть они мне бойкот и объявляют. Тоже мне, борец за справедливость – девушка, которая никому не нужна.

 

Зря я так, конечно. Лара крупновата, но симпатичная. И проще было бы рассказать все по-человечески, а не вставать в позу обиженной добродетели. Но меня иногда заносит. Сначала скажу, а потом подумаю. Но что за детский сад?! Их-то какое дело? Еще бы побили меня за плохое поведение по отношению к парням. Я представила ринг. В одном угла Лара, в другом я. Весь бой сводится к убеганию от противницы, потому что она меня запросто может одним весом задавить. Вокруг ринга группы поддержки: за Лару болеет могучая кучка, за меня – Надя. Ну наверное, еще Дина, Соня и, может, Милолика. Хотя не уверена, девчонки могут в стороне держаться, по принципу: ни своим, ни вашим. А в зале зрители: весь остальной класс, по центру – заплаканные Воронцов с Шамриновым. Причем, Воронцов плачет не только из-за того, что я жестокая обманщица, он боится, что в случае победы Лара на него права заявит. И это по-настоящему ужасно. Ха-ха-ха!

 

В общем, бойкот вышел странным. На сторону могучей кучки никто не встал, всем было до лампочки. Особенно Воронцову. Лара к нему тоже подходила, и я видела, как он недоуменно пожимал плечами. А затем подошел ко мне, как ни в чем не бывало.

- Что за сыр-бор? – спросил он.

- Да некоторым заняться нечем, - вмешалась Надя.

- Ну у девчонок всегда так. В моей школе они постоянно разборки друг другу устраивали.

В нашей тоже, только я никогда не была в них замешана. И главное, нравился бы мне Шамринов, чтобы из-за него так страдать. Так нет же! Вот вляпалась. Что смешно, Воронцов так и не просек, что все из-за него началось.

 

А меня стала мучить совесть. Всегда так: если я не права, не могу жить с этим знанием, тянет попросить прощение. Обидела Лару, наврала ей про Воронцова, а теперь думаю: ну зачем же я так? Тем более, что Тиму на меня, похоже, параллельно. Ровное такое отношение, да и то из-за особенностей нашего знакомства. Иначе бы совсем не замечал. А уж Шамринов мне вообще не сдался. По нему куча девчонок сохнет, пусть с ними утешается. Но подойти сейчас к Ларе – значит, проявить слабость. А этого нельзя позволить, иначе потом затюкают. Придется походить с независимым видом.

 

Нет, после уроков выяснилось, что меня ждет Шамринов. Мы с Надей вышли, а он за нами бежит. Догнал и говорит:

- Извини меня за вчерашнее. Я иногда сначала говорю, а потом думаю.

Да-а-а, очень знакомо, только утром об этом же думала. Ну вот что делать? Хороший же парень. Если бы не Тим, все шансы у него были бы. Наверное. И что сказать, не знаю. Вчера все так чудесно решилось: я на него обиделась, и мы расстались. А сейчас снова все осложнилось. И почему я не могу честно ему сказать, что он мне не нравится? Это только в книгах «правду говорить легко и приятно» 1, в жизни намного сложнее. Ведь сказать правду Егору – значит, обидеть его. А у меня такое только от злости получается. А сейчас чувствую себя виноватой.

- Ладно, - отвечаю, - проехали. Только уговор – ты сначала книгу все же прочти. Потом поговорим.

 

Ловко я оттянула честное признание. Это только я за один вечер книгу могу прочесть, остальные - нет. Мне даже не верят, что я читаю. Говорят, что просто страницы пролистываю. Но это не так. Меня мама в пять лет читать научила, с тех пор ни дня без книги. Вот и научилась быстрочтению. Но я так только в первый раз читаю, хочется узнать, что там дальше. А потом медленно перечитываю, зависая над любимыми сценами. И тогда могу помечтать или себя представить на месте героев. И фантазия уносит далеко-далеко… Жаль, я не писатель. Очень хочется написать такую книгу, чтобы все от нее без ума были. Чтобы зацепить с первых же строчек и за собой утащить. И чтобы потом человек несколько дней ходил под впечатлением, не мог выбраться из сюжета. Но не дано: у меня с воображением очень плохо. Могу только прочитанный мир представить, свой не придумаю. Не повезло.

 

Некоторые с детства тако-о-ое сочиняют, что уши в трубочки сворачиваются. У меня двоюродный брат – тот еще выдумщик. Но его очень интересно слушать, я бы в жизни такое не сочинила. А Лешка врет, только в путь. А мне хочется верить, очень. Раньше, когда была маленькая, постоянно покупалась, а он смеялся надо мной. Но вот теперь выросла и знаю, что сказки – всего лишь сказки. И нет никакой двери в стене, через которую можно попасть в волшебный лабиринт. Знать-то знаю, а все равно мечтаю об этом. Потому и люблю фэнтези. На несколько часов, но могу выпасть из этой реальности.

 

В общем, мы с Надей домой пошли, а Егор обратно вернулся. У него в этом году выпускные экзамены, он до вечера на факультативах сидит. Не каждый день, но три раза в неделю точно. А я задумалась: как бы объясниться с ним и не обидеть? Не хочется человеку боль причинять. Нет, если бы я его совсем не знала, то плевать. А тут уже так легко не получится. И надо сказать, не могу же я его за дурака держать. Но время пока терпит. Эх, как бы он сам догадался и исчез? Точнее, не исчез, а отвалил бы от меня. Вот бы чудо какое произошло!



Лада Кутузова

Отредактировано: 07.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться