Звезда Инглии

Размер шрифта: - +

Глава 1

Евгения Петровна Александрова предпочитала воспитывать своих детей в строгости, считая, что только так можно компенсировать тлетворное влияние денег, которых в их доме стараниями главы семейства было более чем достаточно. Не то чтобы она не любила деньги, боже упаси, просто, как женщина умная она прекрасно понимала, что счастье не в деньгах, а… в их количестве. А еще госпожа Александрова была абсолютно уверена, что дети с детства, не знающие ни в чем отказа, просто не могут вырасти нормальными людьми. Потому что когда тебе не нужно ничего добиваться, а любое хочу, тут же и без малейших усилий с твоей стороны моментально исполняется, жить становится попросту не интересно. А чтобы этого не произошло всего-то и нужно – найти деньгам правильное применение. В представлении Евгении Петровны это значило загрузить детей так, чтобы крамольным мыслям просто некогда было обосноваться в их неокрепших и неискушенных умах. Да и знания и умения лишними никогда не бывают, их ведь за плечами не носить, а потому ненаглядным чадушкам предстояло учиться, учиться и учиться, как завещал еще недавно великий, а ныне уже порядком подзабытый вождь. И дети учились с утра и до вечера, готовясь воплотить в жизнь родительские мечты и амбиции.

С раннего детства и старший Сергей, и младшая Оленька были загружены по самую маковку. У сына в расписании были секция айкидо, кружок юного техника, и занятия с репетиторами по двум иностранным языкам. Дочери же, по мнению матери, предстояло в будущем стать настоящей леди, гордостью мужа и украшением светских салонов, а потому она закончила сначала музыкальную, а потом и художественную школы, в перерывах посещая бальные танцы и все тех же репетиторов по английскому и немецкому. И если Сергей, как парень, не смотря на жесткие тиски секций и кружков, все же имел хоть какую-то свободу самовыражения (ему  разрешалось самому определяться с выбором музыки для души и хоть как-то влиять на выбор одежды), то Оля была лишена даже этого. Ведь из нее должна была вырасти ни кто-нибудь, а леди, а это означало жесткий контроль над всеми сферами ее жизни. Девочка слушала только классическую музыку, носила только вещи известных брендов, а смотреть фильмы и читать книги ей дозволялось исключительно из списка составленного лично родительницей. Каким образом ей при таком воспитании удалось сохранить добрый и спокойный нрав, не сломавшись, не обозлившись на весь мир и не превратившись в законченную стерву, оставалось только догадываться. То ли это был врожденный дар, то ли просто сказались старания старшего брата, хоть как-то облегчить жизнь младшей сестры, но в итоге Олечка стала обладательницей поистине ангельского характера, в народе про таких говорят: хоть к ране прикладывай.  Только вот не смотря на добрый нрав настоящих друзей у девочки никогда не было – ей попросту некогда было ими обзаводиться. В Олиной жизни всегда был только один по-настоящему близкий человек – брат. Но до поры до времени ее это не особо тревожило. Девочка катилась по накатанной колее и даже находила определенное удовольствие в посещении бесконечных репетиторов, школ, секций и курсов. И хотя особого желания превращаться в леди они у нее так и не пробудили, учиться она любила, а потому не видела ни одной причины не выполнять мамины требования. И вполне возможно, что у Евгении Петровны все же получилось бы воспитать из дочери настоящую светскую львицу, если бы не.…  Но обо всем по порядку.

К семнадцати годам нескладная раньше Оленька как-то незаметно  превратилась в настоящую красавицу. Еще недавно абсолютно плоская фигурка, округлилась во всех стратегически важных местах, и вчерашний гадкий утенок неожиданно для всех обернулся восхитительно грациозной и изящной девушкой. А если приплюсовать к этим переменам папины деньги, то нет ничего странного в том, что она моментально превратилась в лакомый кусочек для различного рода охотников за приданым. И все бы ничего, но Оля, проводящая целые дни за учебой, этих перемен  в себе попросту не заметила, а потому и не поняла, с чего это вдруг ей стали оказывать столько внимания те, кто еще недавно просто не замечал ее существования. Девушка вдруг стала невероятно популярна в собственной школе. Если еще недавно никому и в голову не пришло бы позвать ее на дружескую вечеринку или в клуб. А что там делать девочке-ботанику, даже если она дочь состоятельного папочки? То теперь приглашения сыпались как из рога изобилия. Но никто из одноклассников так и не сумел затронуть девичье сердечко, а потому Оленька легко отказывалась от всех предложений, даже не пытаясь разобраться, чем именно вызваны подобные перемены в поведении старых знакомых. А вот когда за ней начал ухаживать старший брат одной из одноклассниц, красивый, высокий, накачанный брюнет, девушка неожиданно для себя обнаружила, что влюбилась, и не задумываясь о сложностях бытия, с головой окунулась в омут первой любви.

Стасик очень быстро стал для Оленьки самым-самым-самым, и ее не смущала даже приличная разница в возрасте. Парень, будучи на десять лет старше, уже окончил университет и сейчас работал в небольшой юридической фирме.  Но ведь это только начало, была уверена девушка, с его талантом и возможностями ее семьи, Стаса ждет поистине великое будущее. А еще парень настаивал на том, чтобы они сыграли свадьбу сразу же, как только ей исполнится восемнадцать. От этой мысли Оле становилось жарко, к щекам приливала кровь, а в голове появлялись разные нескромные мысли. Вот только конкретной направленности они не несли, потому что девушка выросшая в стерильной обстановке очень плохо представляла себе что именно ее ждет после свадьбы, ну кроме светских раутов, салонов красоты и прочих прелестей жизни состоятельной замужней дамы. К маме с подобными вопросами не полезешь – не поймет, к брату тоже – стыдно, зато у нее был интернет, в котором при желании можно найти ответы на все вопросы, благо поставить на него хоть какие-нибудь ограничения родители не додумались. Так что, поколебавшись какое-то время, Оленька все-таки отважилась забраться на пару-тройку сайтов для взрослых, чтобы хоть немного разобраться в мучившем ее вопросе. Ну а что еще оставалось делать бедной девушке, если ее ненаглядный  Стас, постоянно рассказывая о большой и чистой любви, почему-то даже целовался с ней не часто, не говоря уже о чем-то большем. Хотя наслушавшись как одноклассницы с придыханием рассказывают на переменках о собственных свиданиях Оленька была готова согласиться и на что-то посерьезнее поцелуев. Но на ее робкие вопросы и почти призрачные попытки намекнуть на это самое большее, ненаглядный на полном серьезе напомнил девушке об уголовной ответственности за совращение несовершеннолетних, а ведь ей еще нет восемнадцати. И вообще, как честный человек и вполне себе опытный мужчина, Стас  категорически настаивал на том, что им лучше подождать до свадьбы. Ну, разве он не прелесть?



Татьяна Александрова

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться