Звезда над огненным океаном

Размер шрифта: - +

1. О чудище и ничейной душе

Анна, не надо! Просто оставьте меня! девочка отчаянно дернулась вперед, стараясь дотянуться до подруги, однако короткие цепи тут же с лязгом натянулись, и узница лишь неуклюже рухнула на пол.

Боль. Жгучая, острая, она моментально пронзила запястья и лодыжки, пронеслась по всему телу: главный стражник снова пустил по маленьким звеньям свое ядовитое магическое пламя. Теперь Лавриль поняла: даже встать не осталось сил.

В ее голове крутилась лишь одна мысль: «Нельзя, нельзя спасать меня, вы же пострадаете!» Да, с самого раннего детства Лавриль привыкла думать вовсе не о себе. И сейчас сердце девочки целиком и полностью было посвящено лишь Ей, Анне. Но, как обыкновенно это бывало, любые слова и искренние чувства были полностью проигнорированы: своевольная воительница лишь молча прошла мимо и уверенно, без тени страха или сомнения, ступила на мраморную лестницу Судного зала.

С каждым неспешным шагом девушки судьи и советники все больше приходили в неописуемый ужас. Любой подданный, а тем более Верховный, с самого начала прекрасно знал: будь здесь хоть целая армия, полная лучших воинов и магов, даже просто удержать чудище по имени Анна никто и никогда бы не смог, уже не говоря о том, чтобы сразить ее.

Да что ты себе позволяешь, гадкий демон! Заявиться сюда так бестыже! – новый правитель королевства Намирэ, казалось, вот-вот потеряет сознание от ярости, − Стража, уведите ее с глаз моих! Живо! И, наконец, казните ту паршивую девчонку! − Леонас гневно устремил свои маленькие, заплывшие жиром глаза на Лавриль.

Пухлый двадцатидвухлетний сын предыдущего императора резко вскочил с трона и истерично ткнул скипетром в сторону закованной пленницы и неуклонно приближающейся воительницы. Этот человек, ужасно высокомерный и капризный, никогда не отличался особым умом и тактом. Даже собственный отец порой сильно жалел, что Леонас был его единственным наследником.

Не смотря на слова императора, ни стража, ни подданные не шелохнулись: осознание того, что могло произойти со всей страной, не позволяло выполнить приказ глупого правителя-извращенца даже под страхом смерти.

Тем временем, последняя ступень осталась позади. Еще один шаг – и Анна оказалась прямо перед императором. Его разгоряченное багровое лицо в миг побледнело, рука невольно опустилась, а жезл с грохотом упал на пол. Монарх неуклюже отшатнулся и грузно плюхнулся назад на трон.

− Ваше величество, − не склонив головы ни на миллиметр, воительница смотрела прямо в глаза насмерть перепуганного Леонаса, − нехорошо казнить «девушку», если она вам отказала в чувствах. Так будьте же благоразумны и отпустите Лавриль, не теряйте своего достоинства как государь.

Анна говорила спокойно, без малейшей тени злобы, укора или негодования, однако при этом голос ее, как и всегда, был холоден и беспощаден. Ее тон не давал шанса что-либо возразить.

− О-отпустите, − тихо пробубнил Леонас, однако за словами ничего не последовало: до смерти перепуганного императора просто не услышали, − Отпустите же девку! Зелдан! – заорал тогда он.

Спустя мгновение, главный стражник, будто ошпаренный, мгновенно кинулся снимать тесные кандалы с узницы.

− Благодарю, Ваше величество, − Анна приятно улыбнулась, уже более мягко взглянув на правителя.

− Получила, что хотела, ведьма? А теперь убирайся отсюда! И больше никогда не появляйся в этой стране, − гневно прошипел Леонас, немного придя в себя, затем тут же помрачнел лицом и нахмурился.

− Да, ваше величество, − Анна прекрасно знала, насколько люди ее ненавидят, знала и то, что больше защиты прежнего императора не будет.

Теперь весь род людской был против нее. Но одна добрая душа все же была еще на ее стороне: Лавриль. Потому Анна не смогла ее оставить, не смогла отказаться от ЧЕЛОВЕКА.

**

Отовсюду раздавались звуки ночного леса: то одинокий крик птицы, то шорохи зверья; вокруг приятно шелестела летняя листва, поддаваясь дуновению легкого ветра, и весело потрескивал огонь в небольшом костре у самых ступней.

Лавриль, мило свернувшись калачиком, посапывала, прижавшись спиной к ноге Анны. Ее длинные серебристые волосы были раскинуты как шелковое полотно прямо по траве. Девочка, сама того не осознавая, забавно сжимала в руке тонкую прядь, словно то была дорогая лента. Анна невольно улыбнулась: буквально впервые за свои двадцать три года она так близко видела чью-то безмятежную улыбку, полную беззащитного доверия к монстру вроде нее.

Вдруг лицо Лавриль изменилось: в нем ясно стали читаться страх и сильное беспокойство, а из глаз потекли ручьем слезы. Анна тут же напряглась: она решительно не знала, что должна сделать в такой ситуации, поэтому лишь осторожно положила руку на голову своей маленькой спутнице и неумело пару раз провела ею по мягким белокурым волосам.

«Видимо, вспомнила того гада-извращенца, − подумала воительница, − Как только у этого коронованного быдла совести хватает себе таких «наложниц» брать… Скотина…» − девушка накрыла с силой сжатый кулачок ребенка своей кистью.



Призрачный ветер

Отредактировано: 15.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться