Звезда Полынь (рабочее название)

Глава 2

 

 

Женьке Алексееву было страшно… и больно. Не то, чтобы его в жизни никогда не били ногами – всякое бывало. Но еще никто не ставил его на колени, угрожая при этом оружием.

А главное, за что? Что они такого сделали? Ну, проникли не совсем законно на территорию, куда посторонним вход запрещен. Но разве за это убивают?

Перед глазами стоял труп Харченко, изрешеченный пулями.

За что они его?

Размышляя обо всем сразу, он почувствовал легкое покалывание в колене, скосил глаза и увидел какую-то штуковину рядом с ногой. Она едва заметно светилась и… какое-то странное чувство, будто…

Если бы кто-нибудь спросил Женьку, какого ляда он взял в руку этот треклятый шар, то он бы не смог дать точного ответа. Вот шар лежит в траве и будто бы подмигивает ему своей синевой. А в следующий момент в его голову врезается приклад автомата, и шар выпадает из его рук. Что было между этими двумя моментами, он не помнил.

Когда его избивали, было больно и обидно. За что?! Потом вмешался Макс. Он всегда защищал Женьку, когда того колотили – и во дворе, и в школе. Вот и сейчас не стерпел.

А потом… потом… они убили… Макса…

Женьку переклинило. Ноги сами подорвались с места, и он побежал. От страха, от безнадеги, просто потому, что не смог остаться на месте. Ломанулся в кусты, росшие на углу дома, продрался сквозь заросли, расцарапав лицо. Все ждал, что вот-вот наткнется на забор, но никакой преграды не оказалось, и он побежал через лес, огибая деревья в предрассветных сумерках.

Позади затрещал автомат. Одна из пуль прожужжала совсем рядом, другая звучно стукнула в дерево… Женька втянул голову в плечи, запетлял зайцем, умышленно затесался в густой кустарник, словно он мог его защитить. И бежал, бежал, бежал… В голове стучала одна единственная мысль:

Они убили Макса…

 

Преграда появилась неожиданно – Женька едва успел выставить руки, и налетел на скалу…

А разве были какие-то скалы вблизи села?

Эта мысль промелькнула молнией и исчезла.

Алексеев метнулся влево, потом вправо, снова влево.

Куда бежать?!!

Он был уверен, что люди в черном его преследуют, идут по пятам, знают, где он, потому и не стреляют.

Они хотят взять его живьем…

Нужно было бежать дальше. Но куда?

Свернул все же налево и, снова продравшись сквозь кусты, побежал вдоль скалы.

С каждой минутой становилось все светлее. Теперь Женька лучше видел дорогу, но ведь и преследователям было легче его обнаружить.

Бежать…

Он начал задыхаться – давно не бегал так быстро и так долго. В последнее время он перемещался либо на велосипеде, либо на автобусе. Давно уже клянчил у родителей мотороллер или хотя бы гироскутер, но у тех вечно не было денег. Мысль о том, что так долго он не протянет, постепенно становилась доминантной. Нужно было куда-то спрятаться, отсидеться, отдохнуть.

Но куда?

Ответ появился неожиданно в виде черного проема, уходящего вглубь скалы…

Женька промедлил лишь мгновение. Оглянулся… Ему почудилось, будто он услышал треск сучьев…

преследователи были совсем близко…

…и опрометью бросился в проем.

Пробежав еще метров двадцать, он вынужден был остановиться, так как в пещере было слишком темно. Спрятался за выступ, прижался спиной к шершавой стене, стараясь дышать как можно тише. Ноги уже не держали, и Женька присел.

Но отдохнуть, перевести дух ему не дали. Послышался шелест опавшей листвы, тихие, крадущиеся шаги, чье-то сопение у самого входа в пещеру, промелькнувшая тень…

Сердце заколотилось еще сильнее – хотя казалось – куда еще?!

«Они меня нашли!»,- подумал Женя, когда под ногами преследователя хрустнул щебень. А значит, он вошел в туннель.

Женька нехотя встал и начал продвигаться вдоль стены вглубь пещеры…

 

Похоже, он заблудился.

Эта мысль пришла не сразу. Сначала он крался боком, стараясь контролировать то, что происходило у него за спиной. Ничего, естественно, не видел, но его не оставляло ощущение, будто преследователи не отстают, хотя их и не было слышно. Когда рука проваливалась в пустоту, что означало появление бокового ответвления, Женька сворачивал в него, боясь потерять опору, служившую ему одновременно и ориентиром. Уж лучше идти вдоль стены, чем шарить в темноте наощупь. Его не мучил вопрос – почему преследователи не включал фонари? Ответ был очевиден: они им без надобности, так как у них есть приборы ночного видения. Все казалось, что вот-вот ему на плечо опустится чья-то тяжелая рука, и он умрет от разрыва сердца.

Впервые Женька задумался о том, как он будет отсюда выбираться, когда забрел в тупик. Возможно, когда-то здесь и существовал проход, но его завалило, о чем красноречиво говорили огромные валуны, преградившие дорогу.

Прежде чем вернуться назад, Женя долго прислушивался. Он опасался при выходе столкнуться с преследователями. Но время шло, тишина стояла гробовая – по крайней мере, парень не слышал ни одного звука, если не считать собственного дыхания и сердцебиения.

Неужели, они, наконец, отстали?

Верилось с трудом. Но и бесконечно сидеть в темноте он не собирался. Женька почувствовал, что она начинает пугать его сильнее, чем люди в черном. Все мерещилось что-то.

Прежде чем окончательно решиться, парень собрался сначала перекурить. Он машинально сунул руку в карман, где обычно лежали сигареты. Их не оказалось, так как тот громила, который его отделал ногами, незадолго до этого вытащил полупустую пачку и выбросил в кусты.

Женька курил не часто, но сейчас был как раз тот самый случай, когда небольшая доза никотина помогла бы унять нервную дрожь. Но сигарет не было. Зато нашлась зажигалка. Человек в черном не обнаружил ее, потому что она лежала в маленьком кармашке, куда обычно складывают мелочь.

Наличие зажигалки обрадовало даже больше, чем первая утренняя сигарета. Только сейчас до Женьки дошло, что ею можно не только подкуривать, но и освещать путь.



Крис Кельм

Отредактировано: 12.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться