Звезда Полынь (рабочее название)

Глава 3

 

 

Сознание возвращалось вспышками. Макс приходил в себя от боли, но очень скоро она же, становясь нестерпимой, возвращала его в небытие.

А потом все прошло: и дрожь земли, и красные всполохи, и боль. Появилось новое чувство – голод. Оно было настолько сильным и всепоглощающим, что хоть камни грызи. Макс открыл глаза, первым делом осмотрел раны. Их не было. Не осталось ни одной. Все-таки успел залечить до того, как его вырубило. Поискал Мякоть, вместо нее обнаружил какую-то слизь на битых кирпичах. Похоже, артефакт распался. При этом слизь даже не фонила. Но свою задачу она выполнила, и на том спасибо.

Макс выполз в переднее помещение, взгляд упал на скрюченное тело Падальщика, появилась безумная мысль…

…голод…

…побороть которую оказалось нелегко. Макс начал на карачках приближаться к мертвецу, не в силах противиться дикому зову. И неизвестно, чем бы все закончилось, если бы на глаза не попалась банка рыбных консервов. В голове словно переключатель щелкнул. Нездоровая мысль исчезла, появилась новая цель.

Да вот незадача – консервы есть, а открывашки нет. Где-то валялся топор, но он был не настолько острым, чтобы вскрыть банку, не повредив ее при этом. Можно было ее открыть старым еще дедовским способом – перетереть выступающую кромку о камень, - но Макс решил попробовать иначе. Он поднял с пола коготь, который перед Выбросом достал из рюкзака, приставил к консервной банке, надавил, и коготь легко проткнул жесть. Потом пришлось немного поднапрячься, но банка была вскрыта.

Это что ж за тварь носит такие когти? Не хотелось бы с ней повстречаться.

Потом Клинцов ел кильку, черпая ее рукой, и довольно сопел, облизывая пальцы. К сожалению, рыба быстро закончилась, а чувство голода не прошло, хотя и поутихло. Однако теперь Макс мог размышлять трезво, не впадая в крайности. Вспомнил, что голод – это реакция на использование Мякоти. Так было в игре. Так оказалось и в действительности.

Но как такое возможно? Откуда столько совпадений?

Вспомнил, что этот вопрос он задавал себе уже раз сто, но ответа так и не нашел. И не найдет, если продолжит сидеть в этом погребе.

Нужно отсюда выбираться.

Макс глянул на прямоугольник дверного проема. Небо снова было серым, хмурым, но без дождя. Снаружи – тишина.

Все, пора наверх!

Немного подумав, он взял рюкзак безумного незнакомца, вернул в него все то, что выгреб раньше – кто знает, что может потом пригодиться? Туда же забросил топор и дозиметр, закинул рюкзак на спину и стал карабкаться по разбитой лестнице. Сорвался раз, другой. Потом все же добрался до самого верха, почувствовал, как под ногой крошится кирпич, но в этот самый момент в его запястье вцепилась чья-то крепкая рука. Макс задрал голову, увидел бородатого мужика в сером дождевике и шапке-ушанке. За плечом – карабин, но на военного не похож. Скорее, охотник какой-то. Поэтому вырываться не стал, дал себя вытащить. Последний рывок ему пришлось сделать самому, так что, когда он поднялся на ноги, то оказался под прицелом карабина и послушно поднял руки вверх.

- Спокойно, отец, я без оружия!

Мужик окинул его взглядом:

- Вижу… Сам кто?

- Макс… Максим Клинцов. А тебя как звать-величать?

- Егорычем кличут. Я егерь местный, если что.

Только сейчас до Макса дошло, кого напоминал ему этот мужичок. Был фильм старый то ли про охоту, то ли про рыбалку. Так там тоже был егерь, на этого похож, только вот звали его как-то иначе. Да и оружие другое – у того было ТОЗ БМ, а у этого Вепрь модели Хантер с шестикратным оптическим прицелом.

- А ты кто будешь?- спросил егерь.- На военного непохож, на бандюка, вроде, тоже.

- Турист я, из России,- осторожно ответил Макс.

- Турист, говоришь? Ну-ну… А в погребе моем чего делал?

Макс осмотрелся. Даже беглого взгляда оказалось достаточно, чтобы с уверенностью сказать – местность была другая. Вчера вечером они остановились в заброшенном селе. А теперь это был лес, посреди которого стоял дом с парой пристроек… ну и погреб, конечно. А на востоке, там, где растительность была пожиже, маячили вершины гор. Окинул взглядом двор. Ничто не указывало на то, что совсем недавно на этом месте разыгралась настоящая драма. Ни тел, ни гильз, ни следов.

- Если расскажу, ты решишь, что я сумасшедший,- сказал Макс.

- А ты попробуй, глядишь и поверю. Я вообще – доверчивый.

- Скажи мне сначала, где мы?

- Как где? Все там же, в Темном Ущелье.

Сердце Макса екнуло.

- Значит, это не бред. Значит…

- Ты давай, рассказывай, а потом уж решим, бред или нет!

- Оружие хоть опусти! Не бойся!

- А я и не боюсь! С чего ты взял?- егерь опустил карабин.- Ты даже дернуться не успеешь, как Найда тебе голову откусит.

- Кто?- не понял Макс… А потом вдруг физически ощутил, как кто-то сверлит его спину взглядом. Обернулся и увидел… волка. Но это был не обычный волк – матерый, мощный, хоть и приземистый, шерсть дыбом, клыки наружу. Но самыми примечательными были у него глаза – ярко-желтые, глубоко посаженные, бездонные. Заглянув в них, Макс почувствовал, как ноги стали ватными, одновременно с этим мир поплыл перед глазами, захотелось за что-то схватиться, чтобы не упасть.

- Довольно, Найда!- скомандовал Егорыч, подхватив парня под руку.

Воздействие тут же прекратилось, но ноги все еще были непослушными. Егерь помог Максу опуститься на пень. Клинцов сидел, свесив голову, пытался собрать в кучу расплывающуюся картинку.

- Это была… ПСИна?- пробормотал он. Язык еле шевелился.

- Не называй ее так, она обижается,- предупредил Егорыч.- Найда – волчица. Я ее щенком нашел. Мамку еёную упырь порвал, щеней почти всех передушил, эта последняя осталась. Жалко стало, взял ее с собой, выкормил, на лапы поставил. Живет теперь вот со мной, дом охраняет… А намедни мы на Заставу ходили, хлебушком, консервами да патронами затарились. Приходим, а тут у нас гость незваный. Погреб весь разнес – теперь его засыпать легче, чем восстановить.



Крис Кельм

Отредактировано: 12.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться