Звезда второго плана

Размер шрифта: - +

2

Так бесконечна морская гладь,

Как одиночество моё.

Здесь от себя мне не убежать

И не забыться сладким сном.

У этой жизни нет новых берегов,

И ветер рвёт остатки парусов…

 

Кипелов. «Я здесь»

 

День был ни к черту.

Вести кулинарное шоу Егору приходилось впервые. Когда ему, уже состоявшемуся телеведущему, сделали подобное предложение, он долго колебался, намереваясь отказаться.

Кабинет продюсера был так себе. Все ж таки на телеканале он был не главным, и отвечал лишь за развлекательную часть вещания, в которую входило и кулинарное шоу. Серые стены, серая мебель, много хрома и стекла, и корпоративные зеленые вставки на всем в самых неожиданных местах. Зеленые вазы, зеленые дверцы на шкафчиках, и даже абажур настольной лампы – травянистого цвета, совсем как тот, что по слухам везла в Шушенское супруга вождя мирового пролетариата. Заглядевшись на абажур, Егор пропустил момент, когда продюсер предложил поработать на их канал, отчего на миг потерял нить разговора.

-Я ничего не смыслю в еде, - беспомощно бормотал он. – Не гурман, готовить умею только простейшие блюда, и даже хлеб не порежу ровными ломтиками.

-А как ты режешь хлеб? – заинтересовался продюсер, блестя глазами.

Посмотрите-ка, весело ему! Злость помогла Егору собраться и отбить радостную улыбку потенциального начальника ледяным рикошетом.

-Криво, - проинформировал Егор. –Один край всегда толще другого. Меня же на смех поднимут, если я там начну давать советы.

-Тоже мне, проблема, - скривился продюсер. –Там сейчас Коля Рындин рулит. У того вообще предел кулинарных возможностей – макнуть пакетик с чаем в кипяток.

-Рындин – медийная личность, - возразил Егор. –Он сейчас на гребне славы. Так что совершенно не важно, как он… макает пакетик в кипяток. Его и без того любят.

-Ой, я тебя умоляю! Распиарили идиота, стоит – вывеской торгует, а двух слов связать не может. Мне уже несколько раз жаловались гости, что им приходится вытягивать шоу на себе. А это, между прочим, его обязанность! Поэтому я хочу предложить работу тебе.

-Почему?

-Видел я прямой эфир, где ты четыре часа с Гайчук вел концерт и тараторил, как сорока. Причем видны были моменты, когда вам реально приходилось тянуть время. Надо отдать должное, вы мастера. Я бы ее даже пригласил, но мне для формата нужен – «а», мужчина, и «бэ» – у которого язык без костей…

Егор холодно улыбнулся. Да, ему уже несколько раз приходилось вести длинные концерты, причем, иногда даже экспромтом, часто – в прямом эфире. В соведущие ему частенько ставили скандалистку Аксинью Гайчук, которая тоже пауз между словами не делала. Один раз они работали даже в Кремле, хотя туда, как правило, приглашают ведущих проверенных временем. Двое из них вели концерты еще при генсеках, пережив практически все политбюро развалившегося СССР.

-Ну, Егор, соглашайся, - миролюбиво сказал продюсер. –Это несложно, честное слово. У нас в позапрошлом сезоне Миша Поперечный работал, так он первый эфир оттарабанил без запинки и без шпаргалок даже. Классный ведущий был, не капризничал, как Коля, и водку не жрал сверх меры. Дело-то простенькое. Это тебе не прямой эфир. В день записывается по две,  а то и три программы. И за каждую мы платим хорошие денежки.

-О денежках можно поподробнее? – уточнил Егор и бросил быстрый взгляд на пустую чашку. Хорошо бы еще кофе выпить… Продюсер взгляд уловил и, ухмыльнувшись, нажал на кнопку громкой связи.

-Лара, кофе нам. И быстро.

-Одну минуту, Иван Сергеевич, - сказал телефон приятным женским голосом. Продюсер развалился в кресле и, скрестив пальцы на объемистом животе, побарабанил по нему пальцами. Егор отвел взгляд.

Смотрите-ка, как вы выросли, господин Черский. Давно ли приехали из Новосибирска, носились, высунув язык за звездами, подсовывая им под нос диктофон. А сейчас с вами желает отобедать продюсер центрального телеканала, да не просто так, а по поводу.

От обеда Егор отказался. Не хватало еще… Отклонив предложение обговорить важные дела в каком-нибудь ресторанчике, он предпочел зайти лично, просидев на диванчике приемной всего-то четверть часа, после чего был с радушием принят продюсером, барабанившем по пузу толстыми пальцами.

-Беда мне с этими звездами, - пожаловался Иван Сергеевич. –Ты меня поймешь, поскольку сам в этой шкуре пребываешь. Вечно они норовят папеньку обуть, а лишний раз зад оторвать от дивана не желают. Вот смотрю на западных звезд – диву даюсь. Какая игра, какие краски! А у нас? Вон, Рындина, к примеру, взять. Он что, артист великий? Дерьмо, а не артист, даром, что фотокарточка красивая. А понтов выше крыши: «Раньше одиннадцати на площадку не приеду, между съемками два часа отдыха, массажистку и бутылку вискаря каждый день!» Замучались мы с ним. Или эта… как ее… тьфу, совсем из памяти вылетело… бывшая жена Киреева…



Георгий Ланской

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться