Звезда второго плана

Размер шрифта: - +

4

В полночь поздние строки

 с неба ложатся на белое.

Страшно быть одинокой

лишь только две первые серии.

После входит в привычку,

хоть и немного странную.

В сумке спичка последняя,

а в мыслях - начать всё заново.

Александр Панайотов «Светофоры»

 

Медленно, словно старуха, Марина поднялась с пола, скривившись от боли. В ушах все еще звучал громкий хлопок двери.

Хотелось плакать.

Губы поневоле дрожали, уголки ползли вниз, а в глазах уже пекло от набегающих слез. Прижав руку к животу, она, согнувшись в три погибели, дошла до дивана и рухнула на подушки, свернувшись калачиком. И только тогда слезы хлынули потоком. Всхлипывая, она зажимала рот ладонью, словно боялась, что ее услышат.

От плиты несло вонью сожженного на огне кофе. И от этого неудобоваримого запаха тошнота накатывала волнами, как на американских горках: вверх, вниз, немного паузы и покоя, а потом в пропасть, вверх тормашками, с застрявшим в горле желудком. Вся разница только в том, что там, на горках, слабость в ногах ощущается несчастные тридцать секунд, а потом ты уже скачешь по полянке веселым зайцем с батарейкой в неприличном месте. Здесь же тошнота не проходила ни днем, ни ночью, а ноги тряслись, словно у канатоходца. Застонав, Марина перевернулась на спину и положила на ноющий живот подушку.

Волна вверх. Волна вниз. Снова вверх, до самого горла. Пауза.

Слезы все катились и катились. Когда она прикасалась пальцами к щекам, казалось, что они сделаны из резины,  рыхлой и водянистой. Нажми на такую посильнее, и она лопнет, выпустив из себя литры воды.

В ушах все еще звенело от хлопка двери, на который даже потолочная люстра в искрящихся висюльках ответила нервным дребезжанием. Впрочем, может быть, звук был только в ее воображении, рожденный двумя оплеухами и страшным ударом в живот, после которого было резкое слово, брошенной от дверей, а уж затем хлопок.

-Паскуда, - сказал он, прощаясь. В реальной жизни красавец актер Алексей Залевский, воплотивший на экране столько героев-любовников был совершенно не романтичен.

Марина сглотнула и осторожно пошевелилась. Боль, тупеющая, отдающая почему-то в правом боку, медленно отступала. И тогда она осторожно сунула руку вниз, оттянула резинку трусиков и аккуратно потрогала себя, готовясь бесстрастно почувствовать на пальцах липкую горячую кровь.

Крови не было. Надолго ли? Как же она вчера пропустила грозу?

За окном падал снег, самый настоящий и вполне новогодний. В открытое окно доносились крики детворы, резвящейся где-то внизу, а на кухне, сквозь удушливую волну горелого кофе, насмешливо пробивалось радио с легкомысленной песенкой, которую в назидание пел известный певец. Слова издевательски оплетали голову, словно поставив цель добить и поставить на колени.

«…говорила мама строгая: принцев мало, и на всех их не хватает…»

Алексей Залевский принцем был лишь на экране. Кто-кто, а Марина об этом знала доподлинно. Она уже научилась ловить первые сигналы штормового предупреждения, так отчетливо заметные в его мгновенно красневших, как у испанского быка, глазах. А четко очерченные губы всегда сжимались в узкую бледную линию. Ведь знала же… и не убереглась…

После тех памятных съемок кулинарного шоу она уехала вместе с изрядно набравшимся Залевским, превознося хвалу богам и еще немного Егору, которого Димка в свое время назвал своим талисманом. Марина подумала, что если Димке так поперло, то и она вполне могла повторить его судьбу. В конце концов, какая девушка не мечтает о знакомстве с самим Залевским?

В первый вечер красавец-гусар из поднадоевшего фильма оказался отнюдь не столь галантным. Он притащил Марину к себе домой и, без лишних церемоний поимел на узком диване гостиной, после чего захрапел, отвернувшись к стене. То, что киношный красавец может быть столь бесцеремонным, Марина не ожидала, но потом, когда первая волна разочарования прошла, списала все на водку.

Квартира была сказочной, просто чудо, а не квартира. Уходить из такой не хотелось. Мебель словно взяли в музее. Мягкие стулья с гнутыми ножками, секретер и комод, как в фильме про французских аристократов, а на них статуэтки: пастух и пастушка. А еще красивый стол, диван с изогнутой спинкой и шкаф с резными завитушками и большим,  во всю дверцу зеркалом. Правда, по углам клубилась пыль, а под роскошным круглым столом нахально выстроилась целая батарея бутылок. Но в целом казалось, что она находится в музее или дворце. Она загадала: если на следующее утро он не выгонит ее прочь, все будет хорошо.

Он не выгнал, хотя не вспомнил, как ее зовут. Когда Алексей проснулся, на кухне уже дожаривались котлеты, а в холодильнике, куда он заглянул, обнаружилось пиво. Рыжая девчонка в его рубашке на голое тело показалась смутно знакомой.

-Привет, - улыбнулась она. –А я тут в магазин сгоняла. Холодильник-то у тебя пустой.



Георгий Ланской

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться