Звёздного Неба!

первая книга

 

Глава 1

Красная медь чужого заката медленно стыла на горизонте. Дневной зной неохотно уступал место вечерней прохладе, приносящей облегчение Роману, чуть заживо не спёкшемуся на уступе скалы перед входом в небольшую пещерку. За тринадцать часов ожидания и напряжённого вглядывания в гладь поросшей редкими кустиками уныло-раскалённой пустыни он уже проклял всё на свете. Экономные глотки тёплой воды из фляжки лишь на время приносили облегчение иссохшей глотке и потрескавшимся от жары губам. Но в большей степени, чем жар беспощадной звезды под загадочным названием Гура, вокруг которой вращалась эта бездарная опустыненная планетка Гита, Романа напрягала бесплодность его страданий. Уже давно, как заверял его перед уходом на задание мастер-наставник, пора было появиться каравану, который и был его целью. Точнее, не сам караван, а местный глава рода, как зеницу ока хранящий инкрустированную драгоценными камнями шкатулку, запиравшуюся на секретный кодовый замок.

- Твоя задача, - говорил на инструктаже мастер-наставник. - Незаметно выкрасть шкатулку и, не пытаясь её открыть, дождаться прилёта спецгруппы, которая наготове и ждёт только твоего сигнала.

И Роман ждал. Уже давно длинные тени кустиков располосовали поверхность пустыни на чёрные и красные полосы, над краем земли виднелся только огрызок светила, целый день пытавшегося зажарить Романа без соли и специй, как кусок мяса на костре дикаря, а он всё ждал. И дождался. Чуткое ухо уловило, что с той стороны, которая была закрыта от обзора большим коричневато-красным камнем, доносятся позвякивание сбруи, негромкие возгласы и тяжёлые шуршащие шаги каравана. Роман достал бинокль и приник к окулярам. Песок прыгнул вперёд и бесстыдно выставил перед глазами бойца свою неприглядную сущность. Он был коварен, поскольку скрывал в толще мелких песчинок зазубренные осколки камней, готовых острыми краями располосовать незащищённую плоть не хуже, чем ножи охранников Великого Бохара, которые давили неприветливую пустыню кожаными сапогами на толстой рифлёной подошве. Один такой сапог шагнул в пространство, схваченное биноклем, и Роман тут же поднял его чуть повыше. Стражник, шедший впереди каравана был невысок. Не более метр семидесяти, определил на глаз Роман. Но широкие плечи, чётко очерченный профиль, который не портил выдающийся вперёд горбатый нос, размеренный и уверенный шаг выдавали в нём человека, привыкшего властвовать и которому лучше не становиться поперёк пути. Помимо ножа он был вооружён длинным и напряжённым луком, который нёс в расслабленной левой руке. Но Роман знал, что эта расслабленность напускная, она нисколько не помешает стражнику в мгновение ока приставить выхваченную из колчана за спиной стрелу с чёрно-белым оперением к тетиве и спустить её. И хотя такое оружие казалось Роману несколько театральным и игрушечным, недооценивать его опасность было нельзя. Хорошо подготовленный лучник посылал стрелу точно в цель, а в том, что она может пронзить человека насквозь, можно было не сомневаться.

Постепенно из-за камня, закрывавшего обзор Роману, выполз весь караван - десять верблюдов, тащивших кладь в больших пёстрых мешках, и около пятидесяти человек, составлявших свиту Великого Бохара. Часть её тряслась на лошадях, часть мерила пустыню ногами. Роман узнал Бохара по белым развевающимся одеяниям и густой чёрной бороде. Местный шейх был как раз таким, как на своей фотографии, показанной Роману мастером-наставником перед вылетом на задание. Вот Бохар развернулся к своему спутнику и что-то сказал. Спутник склонился в почтительном поклоне и стал выкрикивать приказы высоким пронзительным голосом.

Свита зашумела и задвигалась. Буквально в считанные минуты на совершенно безлюдном месте вырос целый посёлок разноцветных шатров. В центре высился островерхий шатёр самого Бохара. И хотя в этом скопище людей никто явно не верховодил, каждый быстро и чётко делал свою работу. Кто-то кормил и поил животных, другие разожгли костёр и повесили над ним здоровенный котёл, чтобы приготовить еду, третьи стали дозором по периметру лагеря, четвёртые как-то незаметно и очень быстро украсили и обустроили походное жилище Великого Бохара. Именно за ними в большей степени наблюдал Роман. Он пытался увидеть, куда будет спрятана шкатулка, ради которой он столько натерпелся в течение дня. Увы, лицезрел он только роскошные ковры, красивую чеканную посуду, различную утварь, но ничего похожего на шкатулку не наблюдал. Впрочем, в последние мгновения уходящего дня он уловил, как спешился Великий Бохар и прошествовал в шатёр, что-то поддерживая левой рукой в складках своей одежды. Возможно, это и была та самая шкатулка, из-за которой спецкорпус, в коем имел честь служить Роман, затеял целую секретную операцию на этой забытой Богом планетке Гита.

Несмотря на отчаянные попытки светила вцепиться огненными пальцами в тонкую линию горизонта, ночь вдавила его за барханы пустыни. И вместе с темнотой пришла прохлада. Роман вдыхал посвежевший воздух полной грудью и не мог надышаться. Только сейчас он понял, как истомились его лёгкие по нормальному дыханию. Роман перевернулся на спину и по методике, изученной ещё в центре подготовки, ровно задышал, настраиваясь на выполнение задачи. Незнакомые созвездия проявились на чёрном небе. Где-то среди них должна быть маленькая жёлтая звёздочка - Солнце, взрастившее Романа на самой лучшей планете Галактики - Земле. Сколько тысяч или миллионов парсеков сейчас до её пронзительно-синего неба? Наступило ли уже лето в его родном городе Петровске? Дождливое ли оно или обещает быть тёплым?..

Усилием воли Роман отогнал посторонние мысли и занялся собой. Через десять минут медитации его тело налилось энергией и стало готовым к любым неожиданностям. Не боясь быть замеченным, поскольку темнота уже плотным покрывалом укутала всю пустыню, Роман встал во весь рост и с удовольствием потянулся. Хрустнули суставы, смачный зевок поневоле раскрыл рот. Выспаться, конечно же, не помешало бы, но такой роскоши сегодня Роман не мог себе позволить. У него была только одна ночь на выполнение задания. Ведь вся пустыня, освещаемая сейчас только светом костра, пересекалась караваном за два дневных перехода. Завтра утром караван снимется с места и уже вечером придёт в столицу. Тогда шкатулка окажется в дворцовых покоях Великого Бохара. Достать её без штурма дворца подготовленным и многочисленным штурмовым отрядом станет совершенно невозможным. К тому же руководство не хотело никакого шума. Обязательно нужно было сделать так, чтобы никто, ни одна живая душа не догадалась, кто стоит за похищением шкатулки. Это Роману популярно объяснил мастер-наставник. И Роман усвоил эту нехитрую вводную, которая означала, что на задание он пойдёт один и должен будет выполнить его, не надеясь ни на кого, кроме себя самого.



Анатолий Ерошкин

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться