Звёздные прыгуны

Font size: - +

Глава 4.

   

В то время правил на земле Кецаль именем своим. 
    И вопль сынов земли достиг ушей Господних.
    Кецаль прогуливался своим садом. 
    И явился ему Призрак в пламени огня.
    И воззвал к нему Призрак из среды огня:
    Кецаль! Кецаль!
    Он сказал: вот я!
    И сказал Призрак: Я бог сущего, Бог не сущего, 
    Бог сотворивший твердь и сотворивший не твердь,
    Бог, сотворивший свет и сотворивший тьму.
    Кецаль пал ниц и закрыл лицо свое,
    Потому что боялся взглянуть на Бога.
    И сказал Призрак: 
    Мы увидели страдание народов наших,
    Мы знаем скорби его.
    Ты - Кецаль избран,
    Ты поведешь народ наш путем Призраков.
    
    «Свет» глава 2, книга 1
    Священный текст религии Призраковерцев
    Датируется вторым тысячелетием нашей эры.
   
   
   1.
   
   
   - Нет, не подумайте, я не против новых богов, даже наоборот, всей душей... - бокал эля, к которому больше походило определение "бочонок", поднесенный ко рту, на некоторое время пресек словесный поток, - вот, но... - волосатая рука отерла верхнюю губу, не уступающую конечности в обилии рыжей растительности. - Но... с тех пор, как на святого Кецаля, да не оглохнут уши Всеслышащего, снизошло откровение, перевозки ухудшились. Мало кто желает, рискуя жизнью, тянуть товар в другую систему, когда можно его, пусть и дешевле, продать на месте. Не подумайте что, Всеслышащий и меня осчастливил, я не меньше, а может, больше него ненавидел эти... лжекульты, но перевозки стали хуже. Куда прикажете деваться старому космическому волку - я завишу от них!
   В припортовом заведении было полупусто - лишь подвыпивший капитан, да несколько пьяниц, больше интересующихся содержимым своих кружек, нежели откровениями звездолетчика. Пока он готов был наполнять кружки, они готовы были слушать его жалобы вечно.
   Золот - напарник Дункана направился к столику с выпивающими.
   
   
   Проход выбросил их на планету с теплым климатом, в место, где начиналось утро - все, что мог сказать Дункан.
   В городе - небольшом селении с тесными улочками, зажатыми между унылыми серыми домами, Трегарт сразу заметил старый знакомый - минарет. В отличие от миров Орты, строительство не было закончено - недостроенный палец башни грозил небу обгрызенным ногтем брошенных стен.
   - Стандартная религия - минареты, храмы, заповеди, ритуалы, во всех вселенных, все примерно одинаково, лишь немного подгоняется под местную ментальность.
   Это была едва ли не самая длинная речь, произнесенная напарником за время знакомства. Обычно на вопросы Трегарта, тот отвечал односложными фразами, словно делал ему величайшее одолжение.
   Трегарту же было все интересно - его первое задание!
   - Почему они недостроены?
   - Кто?
   - Минареты.
   Холодные, немигающие глаза уставились на человека с явным намерением пробуравить его насквозь.
   - Религия только начала закрепляться... - Золот на мгновение запнулся, словно раздумывая, стоит ли продолжать фразу. - Важно не допустить отмежевание вселенной от Гильдии. Потом трудно исправлять.
   - А как узнали, что здешний бог желает отсоединения? Может он просто... заработался.
   Напарник вздохнул.
   - Прекратились донесения агентов, приставленных к нему. Любой агент, а боги особенно, нуждается в присмотре. Шпионы, которых посылали разведать обстановку - не вернулись. Такое случается, но не часто. На приказы прибыть в штаб, он отвечает отговорками. Поток материальных ценностей пока не иссяк, но, как мы подозреваем, это для усыпления бдительности.
   - И каково же, в свете вышесказанного, наше задание?
   - Привести агента-бога на базу!
   - Бороться с божеством в его же мире? С чувством юмора у начальства все в порядке. Каковы планы? Разрушим, для начала, пару алтарей?
   Золот засопел, да так, словно Трегарт нанес оскорбление лично ему.
   - Необходимо перебраться на Толлан - планету, где обитает Кецаль.
   - Кецаль? 
   - Здешнее имя агента-бога.
   - Мы еще не там? Я-то думал... Почему? Разве на Толлане нет Проходов?
   - Телепат Кецаля мигом обнаружит Прыжок. Есть подозрение, пропавшие агенты именно так попались.
   - Вы подозреваете, Телепат перешел на его сторону?
   - Телепатам все равно, кому служить. Приоритеты власти и этические принципы их не волнуют. О мотивации их поступков вообще мало известно. Мы считаем - Телепатами движет голод, жажда новых мыслей, но возможно...
   Речь Золота прервал далекий, но такой знакомый крик мудзина.
   - Становись на колени, - напарник опустился в придорожную пыль. - Агент не должен выделяться.
   
   
   - Вы капитан того судна?
   На заброшенном поле космодрома стояла груда покореженного металла; только по наличию сопл в конструкции угадывался звездолет.
   Проследив за пальцем Золота, глаза космического пьяницы потеплели.
   - Моя красавица... - глаза вернулись к наглецам, посмевшим вторгнуться в ритуал священного пития. - Если так, что с того?
   - Два пассажира, до Толлана.
   - А не пошли бы вы, мне и здесь неплохо...
   Кошель, в котором что-то звякнуло, аккуратно опустился на стол.
   - До Толлана, так до Толлана, - мигом протрезвел капитан.
   
   
   2.
   
   
   Крик мудзина застал Адаллу на полпути между кварталом гончаров, откуда вышел немолодой красильщик и кварталом скорняков, куда Адалла нес прохудившиеся сандалии.
   "Нет богов, кроме призраков, и Кецаль пророк их".
   Адалла опустился на колени.
   Прямо перед ним поднималась деревянная вышка, откуда священник оглашал слова Откровения.
   - Кто вы?
   - Дети.
   - Еще?
   - Слуги
   - Еще?
   - Рабы.
   Невдалеке от Адаллы молился богато одетый ящероподобный магритинец. Вытянутое лицо едва не касалось земли, безгубый рот, неловко раззеваясь, бормотал слова молитвы, отвечая на вопросы мудзина. Магритинцам нелегко - их глотки приспособлены более для шипения, чем для нормальной речи.
   - Кто над вами?
   - Кецаль.
   - Кто над Кецалем?
   - Призраки!
   Здесь, на этом самом месте, где они с магритинцем пачкали пыль, стоял храм Ираса. Адалла еще помнил его - высокие башни с изваяниями нечистого бога на вершинах, окна с цветными стеклами, ворота, всегда открытые. Внутри, во дворе, постоянно людно - нищие и калеки всех форм и размеров изгалялись, выцарапывая милостыню...
   - Кто над Призраками?
   - Никого, - вместе с магритинцем ответил Адалла.
   Кто бы мог подумать, что бог кочевников с севера, которых никто не принимал всерьез, окажется столь могущественен.
   Когда он появился – сам, в блеске и величии, молниях и пламени... Адалла помнит этот день, о-о-о, он помнит, и расскажет о нем своим детям, а потом, если Призраки дадут, внукам.
   Когда Кецаль, да будет царствие его вечно, начал рушить старые храмы, проклятиям было несть числа. Но... то ли старые боги, на самом деле, умерли, как говорили храмовники Кецаля, то ли оглохли к словам ревнителей. Несмотря на проклятия, новая религия процветала, принимая толпы верующих в жизнелюбивое лоно.
   - Нет богов, кроме Призраков и Кецаль - пророк их!
   - Так есть!
   Теперь, когда Кецаль объявил, что он не бог... что он всего лишь пророк и служит другим, более могущественным богам... Адалла, как и многие его знакомые, испытывал некоторое... замешательство.
   Теперь, как в свое время храмы проклятого Ираса, по всему городу разрушались почти достроенные башни Кецаля, а на их месте ставили... кто такой Адалла, чтобы обсуждать деяния бога, то бишь - пророка, однако изваяния новых божеств... Каждый раз, проходя мимо них, Адалле хотелось сплюнуть через левое плечо, отгоняя нечистую силу. Высокие, в черных одеждах, с капюшонами, закрывающими лица...
   - Так есть! - эхом повторил мудзин. - Ступайте и помните об этом!
   - Помним.
   Адалла поднялся с колен, отряхнул пыль, посмотрел на сандалии - что Ирас, что Кецаль, что Призраки - обувка всегда нуждается в починке, а в конце месяца всегда приходят священники за положенной десятиной.
   
   
   3.
   
   
   Толлан встретил путешественников унылым сиянием посадочных огней.
   На изъязвленном поле небольшого космодрома, кроме их корабля, стояла парочка космических корыт, не разваливающихся только силою крепкого словца капитана и привычки держаться вкупе.
   - Во имя Призрака, милостивого и всемогущего, кого принесло в такую ночь? Клянусь сотрясателями основ, только огнепоклонники Зумамы, да прислужники Ираса, тьфу, тьфу, нечестивцы бодрствуют до появления Всевидящего Ока, обделывая свои богопротивные делишки.
   К кораблю двигалась сгорбленная фигура смотрителя. Светочем истинного учения, тусклый фонарь качался в худой руке, выдергивая из темноты ее, да скуластое лицо под серой, наспех намотанной чалмой.
   - Успокойся, Наср, это я, - следом за пассажирами, на скрипучий трап выбрался капитан корабля.
   - Кто я, или ты думаешь, мои старческие глаза, подобно очам пресветлого Кецаля, способны проницать тьму, дабы читать в душах грешников, как в свитках.
   - Я, Хасиб.
   - А-а, старый пьяница, - успокоился смотритель. - А с тобой кто?
   - Пассажиры.
   - Ночевать не пущу. Пусть тащатся в город! - смотритель растолковал ответ капитана по-своему. - Не далее, как на прошлой неделе, останавливались одни... пассажиры. Наутро недосчитался придверного коврика. Ну скажи, Хасиб, зачем им, во имя Призраков, понадобился грязный, обтрепанный придверный коврик? Куда мир катится...
   Золот протянул капитану очередной кошель.
   - Будешь ждать нас три дня, если не появимся - свободен. И постарайся не пропить деньги в первые сутки.
   - Обижаете, - глаза астролетчика горели предвкушением.
   Агент взглянул в сторону огней раскинувшегося за космодромом большого города.
   - До рассвета будем на месте.
   - Золот, - Дункан дотронулся до рукава напарника. - Что за призраков они все время вспоминают? Сначала капитан, теперь этот, уж не тех ли...
   - Местные суеверия, - отмахнулся напарник и двинулся в сторону покосившихся ворот космодрома. - Пошли!
   Подстроившись под широкую поступь старшего, Трегарт засеменил рядом.
   
   
   Покидая маленький космодром, у дощатого, местами прогнившего забора, Дункан обернулся.
   Или показалось...
   У толстых опор их звездолета, озаренная отсветами остывающих сопл, стояла фигура... темные развевающиеся одежды, длинные волосы, тяжелый, не смягчаемый расстоянием, взгляд немигающих глаз.
   Призрак! И местные поминают призраков – одни и те же?
   Трегарт помотал головой.
   Фигура исчезла.
   
   
   Весь путь до города, Дункана не оставляло ощущение, что за ними кто-то наблюдает.
   
   
   4.



Владимир Лароу

Edited: 23.05.2018

Add to Library


Complain