Звездный дождь

Размер шрифта: - +

Часть 6. О любви

Над нами одно небо, а значит, мы никогда не будем одиноки.

У него такие большие руки. Или это у меня слишком маленькие. В его руке моя ладошка смотрится так одиноко. Но ей так тепло. Я поднимаю взгляд и все еще не верю, что это он. Стоит рядом, такой родной, такой знакомый. Он почти не изменился: разве что выглядит еще больше усталым, да в глазах поселилось хорошо скрываемое горе.
Наверное, ему было очень тяжело, а я даже не могла ничем помочь.
— Ты могла умереть.
Он говорит так, будто слова сами срываются с языка. Я же подхожу ближе. Пусть говорит, что хочет, я же знаю, что на самом деле он думает совсем другое. Ты, Кот, слишком рад меня видеть, чтобы суметь это скрыть.
— Ты бы спас меня, как спас и сейчас.
Откуда мне то известно? Я не знаю. Я знаю лишь, что это он, благодаря ему тот жуткий ритуал удался. Не будь его, это было бы не больше, чем хорошо спланированное самоубийство. От этой мысли пробежал холод по телу, руки покрылись гусиной кожей. Его ладонь легла поверх предплечья, мягко растирая, обдавая жаром. Я на секунду закрыла глаза, стремясь запечатлеть все в памяти, вобрать в себя до последней крошки. Мне казалось, что само небо осыпается звездами на плечи, баюкая на мягкой перине бесконечности.
— Но…
— Я люблю тебя.
Он осекся, услышав. Яркие зеленые глаза распахнулись широко, будто от боли. Приоткрылись губы. В моей голове играла странная мелодия, слов которой я не могла разобрать. Мне думалось, пойми я их, я бы постигла все тайны времени и пространства, смогла бы раствориться в бесконечности ярких чувств. Я так любила его, что мое сердце распахнулось навстречу, заставив мягко коснуться фалангами его щеки. Он дрожал. А я была совершенно спокойна. Я вдруг осознала, что в этом мире, как и в любом другом, ничто и никто не сможет нас разлучить. Потому что он всегда будет со мной, я стала частью его.
— Ты плачешь…
Он легко склонил голову к плечу, большим пальцем проводя у уголка моего глаза. Странно так, я не заметила даже. Отчего же я плакала, от боли или счастья? Даже потом я не смогу никогда сказать.
Я не просила его остаться со мной, не просила пренебречь всем тем, что было в его жизни, не желала забрать себе целиком и без остатка. Мне было достаточно того, что он жив, что сейчас стоит передо мной и я, знаю, буду вечность помнить этот мягкий немного печальный взгляд и бережное касание. Ни одно существо во вселенной не заставило бы меня забыть. Мне было нечего терять. Все, что было у меня настоящего, стало им, воплотилось в нем, дышало его кожей и ветром в волосах. Бегло пальцами по шее, касаясь птичьи. Мне неважно, кто ты и откуда. Просто теперь я принадлежу тебе.
Его губы сухие, горькие. Он глубоко, но часто дышит. Сквозь ресницы можно увидеть, как блеснет колечко на кошачьем ухе. Все-таки, ты совсем не изменился. Как и то, что я чувствую к тебе.

Снова и снова. Я так не хочу отпускать тебя. Я думала, что прошла вечность, но все дело лишь в нескольких секундах, таких дорогих для нас с тобой. Мы ведь знаем им цену, верно? Кот не покинул меня. Он обнял меня в ответ, и сухие губы бережно и мягко коснулись скулы, щеки, подбородка. Его тепло топило, накрывало с головой. А я ведь думала, что больше никогда его не увижу. Мой родной, как хорошо, что ты есть на земле. Как хорошо.

Я не хотела отпускать его, но он настоял. Наше время выходило, ночь гналась рассветом за горизонт. Я держала его руки и просила, чтобы он вернулся. Тогда вернусь и я, обязательно вернусь. Он молчал, ему было нечего сказать. Он всегда знал, что не принадлежит этому миру, разве смогла бы я удержать его здесь? Пусть я не знаю его, но я буду стараться дать ему все, в чем нуждается. Буду очень стараться.
— Мне нужно уехать. Я должна встретиться с Доком.
Кот кивает, неловко и стыдливо большие пальцы оглаживают тыльные стороны ладоней. Эта ласка так не к месту и так приятна, что перехватывает дыхание.
— Дождись меня, пожалуйста. Хорошо?
И он кивает, закрывая глаза. Я не осмелюсь приблизиться, даже зная, что он не оттолкнет. Разомкнуть ладони необходимо. Еще немного, еще минуту, две… И надо идти.
Неуверенный шаг назад. Впервые ухожу я, а не он. Я и не знала, что это так тяжело.
Зеленые глаза смотрят пристально, в пальцах слишком пусто после его тепла. Я знаю, что у меня дрожит уголок губ, и ничего не могу с собой поделать. Еще шаг назад, словно уходить навсегда. Так далеко, правда?
Он порывисто шагает вперед, обнимает обеими руками за шею, что я лишь растерянно могу ухватиться за куртку на боках. И шепчет что-то, что я не могу услышать. Но это что-то заканчивается на «лю».

Каждый шаг и каждый вздох, что хотела бы подарить тебе, я дарю окружающему миру без тебя. Это так неправильно, знаешь. Мне нужно быть рядом с тобой, чтобы понимать, что ты не приснился мне, что ты существуешь. Я бы хотела касаться тебя тогда, когда захочу, обнимать, когда ощущаю в этом необходимость. Я бы хотела, чтобы ты никогда не пропадал.
Я еду обратно в лесной домик. Ты говорил, что будешь ждать меня. Но дождешься ли? Ты никогда не лгал мне, ты и есть то, что меня удерживает в этом мире. Еще на один вдох ближе. Мы дышим с тобой одним воздухом на этой планете, у нас одно дыхание на двоих. Над нами одно небо, а значит, мы никогда не будем одиноки.
Серая лента петляет. Я прислоняюсь лбом к стеклу и закрываю глаза. Не покидай меня. Я стала слишком слаба, чтобы опять пережить это.

— Тебе нельзя было уезжать,- Док смотрит укоризненно и его карие глаза больше не полны тепла,- Это из-за твоих сказок?
— Это не сказки,- мне почему-то страшно. Я обхватываю себя за плечи и опускаю взгляд. Почему-то я его боюсь и сама не осознаю причины,- Простите.
Ощущение вины давит, но я не понимаю, в чем провинилась. Док всегда хорошо относился ко мне, всегда помогал. Тогда отчего же сейчас он так строг? Мою руку хватают и сжимают, это неприятно, но даже не думаю вырывать ее.
— Мне больно,- тихо проговариваю, пока он пристально смотрит, но не ослабляет.
— Ты останешься здесь. Или я отвезу тебя обратно в больницу. Выбирай.
У меня нет, что сказать ему. Я просто не знаю, что ответить, и не желаю выбирать, потому что в обоих случаях я больше не смогу увидеть Кота.
— Почему… За что вы со мной так,- еле слышно, сильнее кутаясь в толстое одеяло.
— Я люблю тебя, Лия. И не могу отпустить.
Он поднимается и уходит, запирая за собой дверь. Я остаюсь одна в комнате, из которой вряд ли смогу выбраться. Очередная клетка, очередная темница. Нельзя делать резких движений, нужно подумать обо всем. Я найду способ, обязательно, он должен быть, не может не быть. Я не могу позволить себе опять потерять Кота, только не сейчас.
Я люблю его. И не могу отпустить.



Krasnich

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться