Звёздный факультет. Бал поцелуев

Размер шрифта: - +

Глава 2.5

— Дома, — поморщилась она, теснее ко мне прижимаясь. Я машинально начала перебирать ее иссиня-черные волосы с такой же, как у меня, синей прядью. Раньше она была бесцветная, хм… — Он заходил к тебе, спрашивал какие-то ноты.

— О звезды! Совсем про них забыла.

— Я сказала, что музыка еще не дописана, так как думала, что он принял меня за тебя, — не обратив внимания на мой возглас, продолжила рассказывать Кристина. Настроение ее потихоньку улучшалось, она оживала на глазах, что несказанно радовало. — Потом мы вместе пошли в академию…

— Зачем?

— Тебя искать.

— Так, погоди. Я запуталась. Если Кай думал, что ты это я…

— Он не знал, кого именно мы ищем. Или что. Мне просто надо было попасть в академию, а у него был пропуск. Ты же не отвечала на звонки, я волновалась. — Она подняла голову и укоризненно посмотрела на меня. — Что тебя так задержало, Ев?

— Прости, так получилось.

Стало стыдно. А еще так грустно и больно, что сердце сжалось. Почему я должна держать все в секрете? Это ведь создает между нами пропасть! Ладно раньше, когда миссии не несли серьезной угрозы, я просто умалчивала о них и все. Но сегодня меня могли убить или ранить, как Рона и Молнию. А Крис сходила бы с ума от неведения, не зная, что происходит.

Или пусть лучше так? Ведь в противном случае она каждый раз будет переживать, ожидая моего возвращения с задания. О том, что сестра проболтается, даже мысли не допускала — тайны хранить Кристина умела. И как же поступить: сказать ей или продолжать лгать и выкручиваться дальше? Я ведь подписала договор о неразглашении тайны... Тайны, которую знал теперь Джет Янг. Чем этот квазар лучше моей любимой сестренки?! От сложного выбора меня избавила сама Крис, обиженно прошипев:

— Этот гад огненный… это с-с-смазливое свиное рыло… представляеш-ш-шь, он меня поцеловал!

— Ого!  — выразила свое удивление я.

— После того, как сбросил с крыши высотки!

— Чего?! — Удивление усилилось, к нему добавилось еще возмущение, что и отразилось в моем громком вопле.

— Но сначала все было круто. — Сестра мечтательно улыбнулась. Скосив на меня глаза, она хитро прищурилась и добавила: — Ты не переживай, Евуль, я ему отомстила. — О звезды! «Стихии» что, в канун бала поцелуев лишились своего фронтмена? — Завтра твой вокалист будет щеголять отменным фонарем под глазом! — похвасталась Кристина, поглаживая свои костяшки.

— Он не мой, — буркнула я, придя в себя от новостей. — Крис, ты… может, жалобу ректору на него написать? Или слить подробности его выходки в новостной блог? Или… да хотя бы жабу в его завтрак подкинуть! Это же… это безобразие какое-то! — негодовала я. — Безответственный болван! О чем он только думал?!

— Судя по всему, — она села прямо и откинула голову на высокую спинку, — о поцелуях. Адреналиновых, как он выразился.

— Надеюсь, тебе хоть понравилось? — с надеждой спросила я.

— Знаешь… Не распробовала! — хохотнула сестра. — Слишком зла была на него, а еще перепугалась жутко и… метка запульсировала.

— Сейчас уже нет пульсации, и кожа холодная. — Я коснулась подушечками пальцев ее скулы, повторяя линии причудливого рисунка. Их стало заметно больше, чем раньше. — Значит, инициация завершена, — сделала вывод из личного опыта. — В итоге ты у нас, Крис, неопознанная красно-фиолетово-черная ведьмочка. Может, папу все-таки позовем? Или хотя бы брату звякнем?

— С ума сошла?! — встрепенулась сестра. — Папе с Ником о моих ночных полетах знать противопоказано! Они же Каю башку отвернут, лишив меня этого удовольствия. Давай-ка сначала придумаем правдоподобную историю моей внезапной инициации. Прошу тебя, Евочка, помоги-и-и, — протянула Кристина, умоляюще глядя на меня. И мордашку такую умильную состроила, что отказать было попросту невозможно. — Ты единственная, кому я могу доверить все свои тайны. Только тебе, — добавила она с чувством.

— А я…

Сейчас, как никогда раньше, мне захотелось ей тоже все рассказать, но слова застряли в горле. Я шевелила губами, не издавая никаких звуков, и чувствовала себя абсолютно беспомощной. Да какого черта?! Чем дольше блокировался порыв поделиться с сестрой моим секретом, тем сильнее я злилась. Дух противоречия — великая вещь! Решив, что не буду послушным болванчиком в руках ведьмаков из службы безопасности, я плюнула на безуспешные попытки вербально обойти запрет, схватила со стола планшет и наскоро нарисовала карикатурную фигурку в черном балахоне и с микрофоном в руках, под которой написала: «№ 17».

— Да ладно? — округлила глаза сестра. Я кивнула. — А почему скрывала? — Я снова открыла рот… закрыла, развела руками и, указав пальцем на потолок, закатила глаза. — Запретили, значит… — все правильно истолковала наша умненькая балбеска. — Козлы! — заявила она, а я только тихо хмыкнула. Это она еще не знает, что один из «полорогих» наш собственный папочка. И он точно не козел… всего лишь упрямый овен, не разрешивший мне год назад посвятить в мою тайну Кристину. — Ты ведь знаешь, я — могила, — серьезно проговорила сестра, приложив, как раньше, руку к сердцу. Наша детская клятва вызвала у меня ответный жест и улыбку. Вспомнились школьные шалости и разные мелкие секретики, а еще ароматный чай с плюшками и игра в нарды с Ником.



Ева Никольская

Отредактировано: 28.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться