Звёздный факультет. Бал поцелуев

Размер шрифта: - +

Глава 3.2

Еванжелина

 

День начался внезапно.

Мы с сестренкой едва глаза успели закрыть, как в квартиру, подобно рыжему осеннему вихрю, ворвался папа. Обнаружив трехцветную метку на щеке Крис, он потащил ее на осмотр, запретив мне пойти с ними. Лучше бы разрешил, учитывая мандраж нашей умненькой балбески. Она с детства боялась подобных мероприятий, и даже на плановую сдачу анализов каждые три месяца я отводила ее едва ли не силой. Но разве папочку переспоришь?

С другой стороны, у меня этим утром тоже дел хватало. Прежде всего я попыталась выяснить, как дела у моих телохранителей, особенно у Рона. Отец, пока Крис принимала душ, обмолвился, что оба живы, но подробности ему были неизвестны. Мне этого показалось мало, поэтому перед лекцией я позвонила еще и в приемный покой больницы, где получила примерно такой же малоинформативный ответ. Лично к ребятам не поехала — меня бы к ним действительно не пустили, так как ни родственником, ни близким другом я для них не являлась.

Да и как объяснять свой визит в случае удачи? Это вчера я была семнадцатым поющим с черным лицом и в монашеском балахоне, а сегодня — Еванжелина Ландау, ведьма с синим спектром. Что, позвольте спросить, этой ведьме делать в палате квазаров? Правильно, нечего! Одним словом, лучшего способа спалиться придумать сложно. И хотя логика полностью оправдывала мое бездействие, на душе все равно было паршиво. Вкупе с переживаниями за сестру это сильно выбивало из колеи.

Решив отвлечься, я достала папку, в которой лежал рисунок, отданный мне Каем, и принялась его рассматривать, неосознанно перекладывая изображение на музыку. Черно-белая с алыми вкраплениями абстракция при длительном изучении начала двигаться и расслаиваться, превращаясь в сложный ажурный клубок. Исключительно в моем восприятии! Для остальных это по-прежнему был плоский лист с непонятными каракулями.

Цвета и линии наполнялись звуками. Я ничего не записывала, но уже слышала мелодию. Мрачную и жуткую… пробирающую до костей, вгоняющую в транс. Хаос первозданный! Это что еще за ментальная дрянь?!

Нервно моргнув, захлопнула папку. Стихийник не первый раз просил меня написать музыку к той или иной картинке, но такого раньше не случалось. А ведь эта графика ему была особенно дорога — я помнила, как бережно он держал ее, передавая мне. Кто же художник? Неужели сам Кай? Тогда понятно, откуда в его голове такие жирные тараканы. Хотя нет, не он! Поет наш чокнутый фронтмен изумительно, а вот рисует как курица лапой. Кто тогда?

Я снова достала картинку, пытаясь обнаружить на ней подпись автора, но ничего не нашла. Разве что мастер вплел свои инициалы в черно-белую вязь, но искать их там было чревато очередным погружением в цветозвуковой гипноз. Зачем вокалист дал мне это задание? Хотел навредить или он и понятия не имел о сюрпризах, таившихся в обычном на вид рисунке? После истории с Кристиной я была склонна подозревать Огненного в чем угодно.

Размышления мои прервала крошка Юки, подскочившая ко мне в коридоре. Она была еще ниже ростом, чем я. Вертлявая, заводная, азартная болтушка. Юки чувствовала себя в академии, как рыба в воде, потому что тут уже не первый год учились два ее старших брата. Она была не только нашей старостой, но и чем-то вроде мостика между нами и старшекурсниками. И сейчас, судя по шуршанию похожих на красочные открытки билетов, моя одногруппница тоже выполняла поручение выпускников.

— Это что? — спросила я настороженно, когда Юки развернула передо мной свой разноцветный веер.

— Тяни давай! — заявила она. — Это традиция. Неотъемлемая часть нашего посвящения. Каждый должен выполнить задание до бала или на самом балу. — Ев, ну что ты тормозишь! — Она привычно переминалась с ноги на ногу, не в силах устоять на месте. Счастье, что не приплясывала, а то с нее станется. — Тебе ли не знать правила! Твой брат тут тоже учился.

— Учился… — зачем-то повторила я, выбирая синюю открытку.

Большой палец случайно мазнул по металлическому квадратику в правом верхнем углу, активируя послание от старшекурсников, которое громко и радостно… э-э-э… мяукнуло?

— Что там? — Юки сунула любопытный нос в мою карточку, но я вовремя успела прижать ее к груди.

— Разве правила не запрещают читать чужие задания?

— Нет! — мотнула головой девчонка, отчего ее длинные тонкие косички тоже качнулись. — Но если не хочешь показывать — дело твое. — Она широко улыбнулась, ничуть не обидевшись. — А близняшка твоя где? Ей тоже надо...

— Сегодня я за нее! — С этими словами я ловко вытянула вторую открытку. На сей раз черно-красно-фиолетовую — в цвет Кристининой метки. Но трогать металлическую бляшку предусмотрительно не стала. Текст проявлялся на таких носителях только при активации, в противном случае Юки уже знала бы все задания наизусть.

— Не совсем по правилам, но раз вы близнецы… ладно! — не стала отбирать у меня добычу однокурсница. — Кстати, ты кем будешь на маскараде? — снова проявила любопытство она.

— Это тайна, покрытая мраком, — загадочно улыбнулась я.

Крошка Юки в число моих близких подруг не входила. Никто, если честно, не входил. Зачем мне другие подруги, когда есть Крис? Так что рассказывать ей про свой карнавальный костюм я, естественно, не стала. В чем тогда будет изюминка бала, если это вездесущее создание разболтает по секрету всему свету, кто есть кто?



Ева Никольская

Отредактировано: 28.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться