Звездный капитан

Размер шрифта: - +

В пути. История третья: "Буревестник"

2212 г. КЧС «Своенравный», система КА-220183.



      На мостике стояло почти физически ощутимое напряжение. То и дело операторы искоса поглядывали на меня, стараясь угадать роковой момент. За моей спиной по струнке смирно стояли старшие офицеры. Эти меня знали чуть получше, поэтому просто замерли, стараясь не шелохнуться.

      Я же просто сидел с каменным лицом в капитанском кресле и безразлично смотрел на камеры, показывающие внутреннюю жизнь корабля. Кто-то тренировался, кто-то спал, парочка матросов явно занимались чем-то внеуставным.

      — Мичман Митт, если вы ещё раз отвернётесь от вверенной консоли, будете три дня рассматривать стены гаупвахты! — рявкнул я, заметив очередное шевеление среди операторов.

      Митт и остальные замерли, словно кто-то воткнул им вместо позвоночника железный прут.

      Выждав ещё пару минут, я вдохнул и нажал ярко-красную кнопку на экране. Завыли сирены боевой тревоги. На камерах началось оживление.

      — Боевая тревога! Экипажу занять места согласно расписанию! — проревел ИИ, который по случаю придал голосу грозные нотки.

      — Противник по координатам, — я зачитал местоположение одного астероида что вертелся рядом с планетой неподалёку. — Ведёт огонь ракетами с предельной дистанции.

      Сообщив это, я встал и под непонимающие взгляды всех, кто был на мостике демонстративно и очень аккуратно упал. Фаррел, ещё не успевший уйти к орудиям, смотрел на меня со смесью недоверия и удивления, явно догадываясь, что именно произошло, но не решаясь высказать это вслух.

      — Капитан ранен и выбыл из боя, — понимая, что заминка затянулась, сообщил я. — На смертном одре он может дать три совета, один из которых вы уже получили.
 

***


      Учения мною проводились регулярно с того самого момента, что мы отбыли с лунных верфей. В конце концов, нужно было приучить людей к кораблю, дать им его прочувствовать. Правда, до настоящего момента это были скорее «очаговые» тренировки: на скорость, на координацию, на точность. Сегодня же мне показалось отличной идеей дать своеобразный выпускной экзамен.

      Своенравный для неопытного экипажа подходил практически идеально. Что ни говори, искусственный интеллект был куда удобнее штурмана. Корабль гораздо лучше, а главное быстрее откликался на команды, да и ошибки сглаживал. К тому же он мог «симулировать» нужные показания, демонстрируя, например, несуществующие повреждения или атаку противника, регистрируя попадания и всё в таком духе. В общем, максимально приближенные к боевым условия.

      Фаррел принял командование кораблём и вовсю отдавал команды. Я же, искоса за ним наблюдая, тихенько, так, чтобы никому не мешать, отполз в сторонку и развернул планшет, чтобы следить за действиями остальной команды.

      Как я и боялся, ошибок у команды была масса, в первую очередь в тех местах, где требовались вычисления: управление орудиями и манёвры. ИИ большую их часть исправлял, но мне показалось это неправильным. Нельзя во всём и всегда полагаться на автоматику, как бы та ни была хороша.

      На этот случай план действий у меня был. Выждав ещё пару минут, я поднял руку и громко щёлкнул пальцами, чем привлёк внимание всего мостика. В ту же секунду ИИ сообщил:

      — Внимание! Повреждён центральный блок, перевод корабля на ручное управление через три, две…

      Искусственный интеллект замолк, для убедительности моргнув светом. Теперь вся его деятельность сводилась к тому, чтобы максимально симулировать реальный бой.

      Дела у команды сразу пошли куда хуже. Практически сразу после этого «погиб» Фоэлтон, затем, после непродолжительной борьбы за живучесть, выгорели двигатели. Закончилась битва тем, что отказали системы жизнеобеспечения и немногие выжившие не задохнулись. «Выжили» всего семь человек, которых Лютцев усадил в спасательные капсулы. Вопреки моим ожиданиям Фаррел так за помощью ко мне и не обратился, хотя в паре моментов она бы явно ему не помешала.

      Встав и отряхнувшись, я сообщил по связи:

      — Команде отбой, мичманам и страшим офицерам прибыть на мостик для разбора полётов.

      Когда все собрались, ИИ по моей просьбе приглушил свет и схематично изобразил на экранах произошедший бой. Прокашлявшись, я начал:

      — Первое, ваш капитан погиб, истекая кровью и страдая от мучительной боли, так как никто не вызвал ему медицинскую команду, — увидев пару улыбок среди мичманов, мне пришлось добавить чуть более грозно, — напоминаю, что на моём месте может оказаться любой из вас! Второе…

      Я перешёл к разбору более конкретных моментов, особенно ни на кого не наседая, стараясь в первую очередь показать разницу между тем, что было сделано и тем, что надо было делать. Тем не менее, к концу разбора Фаррел совсем сник под гнётом понимания того, в скольких местах он совершил ошибки.

      Не желая совсем уничтожать его в глазах команды, я подытожил:

      — Действия лейтенанта Фаррела считаю хоть и во многом ошибочными, но в целом правильными. Не растерявшись, он принял командование и до самого конца старался сделать всё возможное для победы над противником.

      Джек чуть приободрился и больше не выглядел как школьник, схлопотавший кол; скорее как двоечник, который узнал, что таких как он — весь класс. Один из мичманов поднял руку, желая задать вопрос:

      — Капитан, ммм, в конце боя лейтенант Лютцев покинул пост и с несколькими матросами направился к спасательным капсулам, вопреки командам лейтенанта Фаррела. Это ведь дезертирство?

      Я кивнул, довольный, что мне самому не пришлось это озвучивать и принялся объяснять:

      — Хороший вопрос, мичман Бертхауген. Капитан, или исполняющий его обязанности — высшая власть на корабле, тем менее, и он обязан подчиняться уставу. Лейтенант Лютцев, что гласит устав в случае выхода из строя систем жизнеобеспечения?

      — Объявить немедленную эвакуацию с корабля, — мгновенно ответил Евгений.

      — Именно! Но что делать в тех случаях, если нет возможности этого сделать? Как вы сегодня убедились, капитан может погибнуть, а связь выйти из строя. В таких ситуациях, не имея приказа требующего обратного, матросы и офицеры должны самостоятельно проследовать к спасательным капсулам.
 



Letroz

Отредактировано: 19.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться