Звёздный всадник

Размер шрифта: - +

Глава 8

Матрос вне себя от ярости. Вчера замочили троих боевиков и бригадира. Не на разборке, где палят почём зря, когда у отморозков крышу срывает. Нет. Тихо. Профессионально. Рядовых «быков» не жалко. А вот когда мочат спецов или бригадиров. Есть от чего прийти в бешенство.

– Сначала двоих разорвало на куски вместе с машиной, – орал он на собравшихся бригадиров, – теперь Золото. Три долб…ба вместо того, чтоб охранять своего бригадира, наблюдать за обстановкой, решили потрахаться. Если так дальше пойдёт, вас всех перемочат, как баранов.

Бригадиры молчат, не смея возразить. У шефа загадочным образом сочетается буйный, неуравновешенный нрав и глубокий аналитический ум. Слишком свеж в памяти эпизод, когда Стёпка Бондаренко, звеньевой по кликухе Бандера, сорвав операцию, после, на «разборе полётов», пытался оправдаться и получил удар ножом в шею лично от Матроса. И никто не заметил, как. Стоит себе парень, оправдывается. Злобный рык Матроса, и раз… в шее у Бандеры нож.

Шкурко замолчал. Три медленных вдоха, три выдоха.

Вразумительных ответов не добились ни от найденной ментами в багажнике проститутки, ни от подруги Золота. Если Васькина тёлка провякала чего-то там про «страшных и злобных мужиков во всём чёрном», проститутка вообще ничего не видела. У девчонки чуть руки не омертвели. Тонкий шнур врезался в кожу и пережал сосуды. Матросу на малолетнюю шлюшку плевать. А вот то, что у интеллигента Седого есть люди, кому не в падлу искалечить нечаянных свидетелей, напрягает. Сильно напрягает. До этого полагал, что полные отморозки только у него. Нет, стоп! Какие, к чертям собачьим, отморозки. Погибли только боевики. Непричастные остались жить. Не отморозки. Нет. Те всех подряд мочат. Это спецы высокого класса.

– Значит, так, – успокоившись, продолжил Матрос. – Шлюху проверить, тщательно проверить. Если её подослали, узнать кто, и в расход. Далее. Довести до всех, включая самого тупого «быка». Во время работы - никаких баб, водки и прочего. В свободное время, пожалуйста, пускай трахаются, сколько влезет. Спиртного много не употреблять даже в свободное время, чтобы не сказывалось на работе. К нарушителям применять самые суровые меры. Хотя какие вы примете меры, идиоты? Теперь за каждый серьёзный косяк будет отвечать всё звено. Лично перережу горло каждому третьему. В пушечном мясе недостатка нет. О новостях докладывать мне в любое время. Ясно, кретины? Всё! Свободны!

Бригадиры поднялись и, молча, пошли к выходу из шикарного загородного дома. Шкурко, снял маску. Надо помедитировать и расслабиться. Направился в комнату для релаксации. Во время медитации часто приходят нужные и правильные решения. Сел в глубокое кресло. Глаза привычно закрылись. Резко напряг и расслабил все мышцы. По телу прошла приятная волна. Внутренним взором прошёлся по организму. От макушки до кончиков пальцев рук и ног. В напряжённые участки послал расслабляющую волну. Тело стало будто из желе. Полнейшее расслабление. Теперь опустошить ум. Остановить внутренний диалог, бесконечный бег мыслей.

Мелодичный вызов оборвал медитацию. Шкурко в форсированном режиме проделал всё в обратном порядке и, вытащив из кармана переговорное устройство, произнёс в решетчатое окошечко:

– Слушаю.

– Шеф, – проговорило окошечко, – снаружи докладывают, к Вам Третий.

Наверняка что-то важное. Просто так охрана бы не пустила, зная привычки шефа.

– Пропусти.

Матрос натянул на голову чёрную маску из тонкой материи с прорезями для глаз и вышел из комнаты.

Номером третьим именовался Пашутин Игорь, бригадир по прозвищу Волк. В квартиру вошёл среднего роста молодой брюнет без маски.

– Садись, – он указал бригадиру на кресло, – что у тебя?

– Я считаю, наших мочат люди Седого.

– Тоже мне открытие! Ради этого оторвал меня от дел? Доказуха где?

– Прямых улик нет, но у Седого прекрасные спецы. Как по ликвидации, так и по добыванию информации. Мой источник в его окружении сообщил, после нападения на его шефа службы безопасности Павловского, тот решил нас убрать. Он знает, что послезавтра на втором объекте будет сбор. Готовит акцию.

– Откуда твой информатор об этом узнал? – насторожился Матрос.

– Подслушал разговор Павловского с Седым.

– А он не может нам фуфло гнать?

– Вряд ли, шеф. Он у меня на таком крючке. И ещё, – Волк полез во внутренний карман кожаной куртки и извлёк сложенный вчетверо лист бумаги, – вот копия судмедэкспертизы вскрытия тела Золота. Наиболее интересное я отметил.

Матрос развернул листок, глядя на спокойно сидящего бригадира. В глаза сразу бросилась выделенная красным маркером фраза «…в крови убитого обнаружены следы пентонала натрия…». По спине пробежал мороз. Ясно. Ваську Золотухина допрашивали и он, разумеется, выложил всё, что знал. Эту акцию организовал Павловский, больше некому.

– Что есть на Павловского?

Матрос старался говорить спокойно, хотя внутри бушевал коктейль из ярости, страха и Бог знает чего ещё. Ему не понравилось внутреннее состояние.



Дмитрий Митюшин

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться