Звёзды

Размер шрифта: - +

Звёзды

Не было ничего, что интересовало бы меня сильнее, чем россыпь ярких звёзд на полотне сине-чёрного неба. Я не художник и не астроном, не видел особых образов среди далёких планет, не писал стихов о космосе, не делал звёзды объектом эстетического удовольствия. Я всего лишь скучал по дому. Безумно скучал по голубой траве на некоем подобии Земли, которое никто из учёных не знает и не видит, потому что оно за пределами Солнечной системы. Это совершенно другая галактика, другой набор планет, их тоже восемь и лишь одна пригодна для жизни. Планета с растениями цвета лазури, лавандовой водой и мягко-розовым небом.

У меня было счастливое детство среди таких же людей, как и здесь, на Земле. Такие же дети разных рас, взрослые со своими проблемами, нервотрёпками на работе и бешеной жизнью в огромных серо-стальных мегаполисах. По развитию те существенно обгоняли земные города, но в плане взаимоотношений миры мало чем отличались. Люди — они везде люди, даже в другой галактике.

Сейчас я уже состоявшийся мужчина, которому давно за тридцать. В день, когда всё пошло не по плану, мне было около пятнадцати лет. Неуёмное подростковое любопытство заставило меня чуть отклониться от курса на личном звездолёте. Маленький, не больше «жука», он не раз выручал в сложных полётах. Мой отец — полковник военной авиации, он готовил сына в ряды передовых солдат, но я не отличался особой охотой быть простым лётчиком и выполнять приказы руководства. Мне хотелось изучать систему планет, в которой мы жили, быть учёным, который откроет путь в другие системы и потаённые уголки космоса, но отец этого стремления не разделял. Идти по стопам отца престижно, и земные люди такие же.

Нас отправили в учебный полёт по орбите А4, и я, ведомый жаждой нового, отклонился от курса. Слегка, совсем немного, но этого хватило, чтобы не вернуться вовремя на нужную траекторию и попасть в метеоритный поток. Я затерялся среди него, испугался, начал лавировать под жалобное гудение звездолёта и в панике совершил гипер-прыжок.

Кажется, это самое глупое решение из всех, что я когда-либо принимал. Меня должно было выкинуть обратно в районе военной базы, откуда мы все вылетели в составе двадцати человек, но спешка — не мой конёк. Одна неверная цифра в показателе — и звездолёт завис на границе Солнечной системы. Все планеты — А4, А6, А3 — исчезли из поля зрения. Я увидел огромные кольца Сатурна, невероятную Землю, удивительное Солнце, и радость открытия перемешалась с нескрываемым ужасом. Судя по приборам, меня забросило так далеко, что на обратный такой же прыжок не хватит ни топлива, ни других ресурсов звездолёта. Я в надежде опустился на единственную пригодную для житья планету, увидел там себе подобных, но уровень их развития поставил крест на всех моих надеждах.

За долгие годы обитания среди земных людей я научился нескольким их языкам, привнёс существенный вклад в науку, несмотря на её отсталость, предоставил звездолёт для изучения, но мне уже тридцать восемь, а дело так и не сдвинулось с мёртвой точки. Жители стран применили все передовые технологии, которыми владели, создали множество новых, однако топливо такого рода в земных условиях создать оказалось всё равно невозможно. Ни в естественных, ни в лабораторных. Таких ресурсов просто не существовало здесь. Я терпеливо ждал, а потом, спустя ещё десяток лет, смирился с горечью внутри.

Мне не было дороги домой. Земля прекрасна своими видами, я успел к ней привыкнуть, к её буйству красок и яркости городских пейзажей. Я открыл не такую развитую цивилизацию, но другую, пригодную для межгалактических отношений. Столько нового мне открылось, такой был бы прорыв… Но Земля не обладала достаточной мощью связных установок, а родная планета А4 вообще не имела представления о том, что я оказался в плену Солнечной системы. Меня ждало окончание жизни в чужих краях без возможности ещё раз увидеть родных и друзей. И даже если когда-нибудь А4 установит связь с Землёй, от меня останется лишь толстая потрёпанная тетрадь со всеми наработками по земному развитию.

Нет смысла в открытии, если ты никому не сможешь о нём рассказать. Поэтому сейчас я снова смотрел в сине-чёрное небо, и россыпь далёких звёзд отражалась в паре одиноких слезинок на щеках.



Рафаэль Максимус Ривера

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться