Звезды и тернии

Размер шрифта: - +

Глава третья, Показывающая, что не все астранты попадают в Полумесяц

Леонид поднял голову от своих записей, кивком велел Веге пройти и еще с минуту заканчивал работу. Затем отодвинул листки и пояснил:

– Написал, что ты пришла с жалобой на головную боль. Имей в виду.

– Ну, ладно.

– Вот лекарство. Больше дать не могу, да и вредно это. Пей два раза в день, утром и вечером. Даже если будет слишком больно, больше нельзя.

В дверь постучали. Вега на всякий случай торопливо спрятала пакетики с таблетками в сумку.

– Войдите, – разрешил Леонид.

В медкабинет вошел парень, показавшийся Веге смутно знакомым. У него были каштановые волосы, темнее, чем у Ната, мягкие и давно не стриженные. Бледное лицо выглядело довольно мрачным.

– Это Ден, – представил Леонид. – А это Вега.

– Кто ее не знает? – сказал парень с едва уловимой иронией.

Вега вспыхнула. Ей захотелось наподдать наглецу. Если бы только ей не была нужна его помощь!

– Поможешь барышне с физикой и еще чем-то там, и мы квиты, – сказал Леонид. – Ну, идите.

Вега и Ден вышли из кабинета и остановились в коридоре.

– Ты ведь учишься с Натом? – неуверенно спросила Вега.

– Да, – сухо ответил Ден. – Пойдем ко мне домой.

– Вот так сразу? – фыркнула Вега. Поутихшая боль позволила ей снова ненадолго стать собой.

– Можем пойти к тебе. Не хочу, чтобы нас видели в школе.

Это уязвило Вегу. Еще недавно этот парень, как и многие другие, наверняка все на свете бы отдал, лишь бы его увидели рядом с ней.

– Ладно, – сказала она, сдержав себя. – Пойдем к тебе.

Ден жил довольно далеко от школы. Вега никогда прежде не была на этих улицах и не сразу поняла, что находится не столь уж далеко от Полигона. Но теперь это не имело значения.

Они вошли в обычную панельную многоэтажку и поднялись на шестой этаж. Ден открыл дверь, пропустил Вегу вперед, и тут выяснилось нечто неожиданное.

Едва они переступили порог, из комнаты – очевидно, гостиной, – послышался женский голос:

– Денеб, это ты?

– Я сейчас, – сказал Ден Веге. – Проходи, – он кивнул на одну из дверей.

Вега послушно прошла в указанную комнату и опустилась на аккуратно застеленную кровать. Открытие настолько потрясло ее, что она забыла оглядеться.

В Стожарске жило не так уж много людей с необычными именами, и почти все они были астрантами. Это объяснялось просто – члены Короны Астралиса, той самой секты, называли своих детей именами звезд. Чтобы избежать неприятностей, опекуны и учителя часто сокращали их, маскируя под обычные. Так, многие были уверены, что Ала зовут Альбертом, хотя на самом деле его имя было Альтаир. Кто-то высказывал догадку, что Ната зовут Ренатом, но Вега знала – его имя Эльнат, как у звезды в созвездии Тельца.

Теперь Вега сама попалась на эту маленькую хитрость. Она предполагала, что Ден – это сокращение от Дениса, но мать назвала его Денебом. И это наверняка было имя звезды.

Вега озадачилась. Евгения уверяла, что астранты никогда не остаются без присмотра, их забирают в Полумесяц, потому что только они могут обращаться с оружием против Падающих. Но Вега никогда не видела Дена на собраниях Полумесяца, а если бы он служил кому-то другому, то вместе с Алом пытался бы мешать ей и Нату.

– Ну, что у тебя за задания?

Вега посмотрела на вошедшего Дена и прямо спросила:

– Ты что, тоже астрант?

– Да.

– Почему ты не в Полумесяце?

– Неспособен владеть оружием, – равнодушно ответил Ден. – Давай свои задания, у меня и без того дел по горло.

Вега посмотрела на стол, стоящий у стены. Он и в самом деле был завален таким количеством книг и бумаг, что больше походил на рабочее место учителя, чем школьника.

Руки еще сильнее заныли от боли, и Вега решила не углубляться в расспросы. Сначала ей нужно было разобраться со своими проблемами.

Она рассказала, что и когда ей нужно сделать. Ден согласился писать за нее и походя объяснять, что к чему, чтобы Вега могла в случае чего ответить на дополнительные вопросы.

Они занимались каждый день по паре часов и не говорили ни о чем другом, кроме заданий, но вскоре атмосфера между ними стала теплее. Однако Ден видел, что с каждым новым визитом Веге становится все хуже. Она заметно побледнела, все чаще теряла нить рассуждения и закусывала губу от сильной боли. Ден, наблюдая за ней, углублялся в задумчивость, и порой выходило так, что они молча сидели по четверть часа.

Веге действительно было худо. Ее новый дом больше напоминал тюрьму. Она была вынуждена все время сидеть в комнате с другими приемышами, потому как бродить по квартире строго запрещалось. Посещение ванной два раза в день строго по расписанию. Еду Галина приносила трижды, но ее было немного, и один поднос на четверых всегда ставился у порога в комнате, словно пища предназначалась для животных или заключенных.

Тема продолжал плакать и ночью, и днем. Вега ругалась, угрожала, просила, но ничего не помогало. Алена и Саша просто не слушали ее. А на первую же жалобу Галине та влепила Веге пощечину и сказала, что не собирается разбираться с детскими проблемами. Если бы только Вега могла ей ответить! Но боль высасывала из нее все силы, а лекарство, выданное Леонидом, быстро закончилось. Вскоре Вега уже думала, что долго не проживет.

Она как раз хмуро обдумывала эту мысль и гадала, что ее ждет на том свете, когда Ден, у которого они находились, поставил точку в последнем задании и вдруг спросил:

– Что, еще сильнее болит?

– Сильнее уже некуда, кажется, – пробормотала Вега.

– Пойдем прогуляемся.

Веге было не до прогулок, но она кивнула. Это было лучше, чем возвращаться домой и пытаться уснуть под непрекращающееся нытье маленького мальчика.



Юния Клейн

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться