Звезды и тернии

Размер шрифта: - +

Глава двадцать четвертая, О том, как опасно заходить в Эсагилу

– Представляю, – сказала Вега. – Они прорубят и эти тернии, а там никого! Сюрприз.

– Я и не знал, что так могу, – потрясенно выдохнул Ден. – Это точно я сделал?

– Ну не я же. Давай, веди в Мир-на-Краю, и желательно прямо в башню, чтобы не приходилось у этой Анат требовать дорогу. Вряд ли она нам обрадуется.

– А ты уверена, что Асторум в башне?

– Да, почему-то уверена.

Ден остановился.

– Но ведь там этот безумный король.

– Обошел же его как-то твой Леонид. И вообще, мне не кажется, что он такой злой.

– Ну конечно, – пробормотал Ден, вспоминая яростные крики Эсагила.

Как и в прошлый раз, до Мира-на-Краю пришлось идти долго. Но путь заметно отличался, хотя был ничуть не легче.

– Дорог в нашем понимании в Терностаре нет, – пояснил Ден. – Поэтому в нем и невозможно ориентироваться. Все постоянно меняется.

– Но ведь вы с Леонидом можете.

– Не знаю, почему.

– Он тебе не родственник? Может, это какой-нибудь редкий дар? – предположила Вега.

– Двоюродный брат отца. Раз отец родной, получается, родственник.

– Вот видишь! – такое объяснение показалось Веге удовлетворительным.

Некоторое время они шли молча, протискиваясь в узкие проходы и перепрыгивая через преграды в виде терний. Путь освещали светыльки, но чем дальше они заходили, тем меньше их оставалось, и тем сложнее становилось идти. В тернистых сумерках Веге стала мерещиться размытая фигура, неотступно следующая за ней попятам.

– Слушай, – сказала Вега, чтобы отвлечься. – А там, в книгах этих твоих… Там не было сказано, зачем наши родители вообще это сделали? Ну, влили в нас этот… Свет.

– Нет, но я догадываюсь. Там были результаты исследований этого D-излучения. После того, как они начали свой эксперимент, оно уже было повышенным, хотя и не настолько, чтобы вызвать эпидемию волновой болезни. Но, думаю, они понимали опасность и нашли решение – свет.

– Хм… Как-то не очень хорошо, своих обезопасили, а остальных – нет.

– Они ведь только начали, – возразил Ден. – К тому же, свет приносили Странники. Вряд ли можно было разгуляться.

– Интересно, не для этого ли он нужен Евгении?

– Вот уж сомневаюсь.

– Я тоже, – вздохнула Вега.

Наконец Ден остановился перед нужным проемом. За ним не было ни розовых облаков, ни пустыни. Впереди простерлось большое сумрачное помещение, пол которого усеяли песок и обломки кирпичей.

– Это башня! – сразу узнала Вега. – Что ж сразу в Асторум не вывел?

– Может, сама попробуешь? – хмыкнул Ден и переступил порог.

В башне было тихо. Вега и Ден огляделись, прикидывая, где может располагаться Асторум. Но Вега невольно отвлеклась, заглядевшись на древние стены. Они манили ее необъяснимой силой и заставляли сердце ныть от незнакомого и непонятного, пронзительного ощущения. Больше всего Веге хотелось начать подниматься наверх, чтобы посмотреть на пустыню с последнего этажа.

Как загипнотизированная, она сделала шаг к лестнице. Ден схватил ее за локоть.

– Асторум явно не там! – прошептал он. – Пойдем сюда.

Вега покорилась, впрочем, без большой охоты.

Они обошли весь этаж – несколько огромных комнат со скудными остатками былого убранства: осколками статуй, полустертыми, уже почти незаметными узорами, рисунками и надписями на стенах.

У одной из них Ден остановился и смахнул рукой толстый слой многовековой пыли. Вега подошла к нему. Значки напоминали те, что были на дверях Терностара.

– Это какой-то язык? – спросила она.

– Да, очень древний. Кайт немного научил меня читать.

– И что, вычитал что-нибудь? – с сомнением спросила Вега.

– Кажется, здесь сказано, что божественный посланник проклял короля башни ам… амэ… Нет, не знаю. Плохо видно, да и с такими словами я дела не имел. Ладно, пошли. Это явно не имеет отношения к Асторуму.

Вега двинулась дальше, с интересом скользя взглядом по стенам. То, что она прежде принимала за царапины, оказалось надписями. Едва ли их делали для украшения. Казалось, просто каждый заходящий в башню решил оставить какое-то послание, вроде того, как некоторые ребята пишут на стенах подъездов всякую чушь.

Ден, на этот раз остановившийся возле груды кирпичей в углу, тихо окликнул ее и поманил к себе. Его глаза довольно сияли.

Вега бросилась к нему, но не увидела ничего особенного. Груда обломков, пыльный пол. Стена рядом была разделена на квадраты глубокими прорезями щелей, в каждом красовался очередной непонятый знак.

– И что?

– А вот что.

Ден коснулся нескольких знаков, как он делал с дверьми Терностара. Послышался ужасный скрежет; Вега и Ден едва успели отпрыгнуть в сторону. Перед ними разверзлось большое отверстие. Вниз вели ступени каменной лестницы.

– Помешались они, что ли, на погребах этих! – возмутилась Вега.

– Наверное, и впрямь строили по этому…

Ден не договорил. Он замер, сильно побледнев.

Вега обернулась, чтобы посмотреть, что так сильно его напугало, и увидела в дверном проеме высокую костлявую фигуру.

У нее она вызвала скорее жалость, чем страх. Человек казался до крайности истощенным, он как будто состоял из кожи да костей. На его лице с большими и ясными, почти детскими глазами запечатлелось безмерное удивление пополам с отрешенностью и едва уловимой долей печали. Сделав шаг вперед, он чуть качнулся, словно ему было тяжело удерживать равновесие. За ним с шорохом заволочилась громада пышных светлых волос, испачканных в грязи и песке.



Юния Клейн

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться