Звёзды над Парижем

Размер шрифта: - +

Глава 19. О юристах первой категории и тесноте мира (Колетт Тату)

Моё сердце будто лёд, но ты особо не вникай;
Ведь, ты — не Герда, я не — Кай, — и ты ко мне не привыкай.
И я люблю лишь этот дым, и у нас это взаимно.
Захочешь меня увидеть, детка, просто позвони мне.
Я тебя не забуду, но и вспоминать не стану;
И ты меня не любишь, а это самое главное!
Мы как две параллели, что пересеклись спонтанно —
Но до утра мы вместе, и дальше не строим планов…
(Зомб)

Колетт пожалела, что раньше ей, в принципе, не приходилось обращаться в адвокатуру. И бывать там, соответственно. Сейчас бы подобный опыт, ой, как пригодился. В огромном здании было больше двух сотен кабинетов. Все вокруг куда-то сновали, бежали — одним словом, куча занятых людей. Колетт даже стало на мгновение стыдно — ей не хотелось отвлекать их, от, казалось бы, их же работы. Регистраторша, сидящая за стойкой и имеющая больше подбородков, чем компетентности, сказала, что «без записи увидеться с юристом первой категории невозможно, и все консультации платные». Колетт поняла, что так просто договориться не выйдет, когда её нагло отпихнули в сторону и у стойки утроился какой-то мужчина, сующий толстый конверт прямо в руки полной дамочке, улыбающейся так слащаво, что казалось, у неё вот-вот что-то слипнется. Но всё же Тату решила попытать счастья.

— Милочка моя, — Колетт едва не скривилась от этих слов. — Я вам уже сказала, что без предварительной записи ни один юрист первой категории граждан не принимает. Вы не одна в Париже. И во Франции тоже. Это, во-первых. А во-вторых, если вам так сильно «надо», нужно иметь личные мобильные телефоны. Договаривайтесь и консультируетесь сколько душеньке угодно.

— Вы не поняли. — Колетт собрала волю в кулак. — Я не могу созвониться лично, но мне очень нужно увидеть мсье…

Тату поняла, что не знает имени отца Франсуа. Не знает. Вот и приехали. Они никогда о нем почти не говорили — так, перекидывались ничего не значащими фразами. Франс не любил трогать эту тему — отец его всегда был для него кем-то вроде помехи. Байо подчеркивал тот факт, что если бы всё не упиралось в финансы, то он бы на пушечный выстрел не подошел к нему.

-… мсье Байо, — выдала Колетт. — Не Франсуа Байо, а его отец… он ведь тоже здесь работает? Вы его знаете?

— Я не могу знать всех наших юристов по именам, — фыркнула тучная регистраторша. — Но… Байо… кто ж их не знает. По какому вы вопросу?

— По личному.

— По личному? — удивилась собеседница. — Видите ли…

— В смысле — по уголовному…

Колетт приложила руку ко лбу — что она, мать её, несет?

— То есть…

— Я поняла, у вас какие-то вопросы по вашей судимости?

— Нет, у меня, слава богу, нет судимостей, — выдохнула Колетт. — Я не так выразилась. Прошу прощения. Мне всего лишь нужна с мсье Байо консультация. Срочно. По вопросу уголовной сферы.

— Документы.

Колетт отдала паспорт и расстегнула норковый полушубок — в помещении было жарковато. И хороший кондиционер бы точно не был лишним. Она ждала, пока проверят документы на подлинность и заполнят обязательный бланк. Эго сказал, что подождет снаружи. Но Колетт уже знала — ждать ему придется долго.

— На сегодня у мсье Байо всё занято, мадмуазель Тату, — наконец-то раздался голос по ту сторону кафедры. — Сожалею. Приходите завтра.

— Как — завтра?! — Колетт не могла в это поверить. Сейчас каждый день был на счету. Чем дольше Франсуа оставался за решёткой, тем меньше было шансов. Да и Элоизе с детьми нужно было его присутствие. — Нет, послушайте… мне очень-очень надо. Вы не понимаете… у меня… просто… вопрос жизни и смерти!

— Так, — тучная женщина поднялась во весь рост. — Успокойтесь. Или мне охрану звать?

— Мне очень нужно! — повторила Колетт. — Мне бы только… увидеть его — он всё поймет и… примет. Поверьте. Вы можете с ним как-то связаться? Прошу!

— Завтра. Приходите завтра. Я вас первой запишу.

— Я не могу завтра! Мне нужно сейчас!

— Вы мешаете мне работать! — полная женщина, поправив бейджик, нажала на кнопку на панели, управляющей камерами и прочими прелестями, установленными в помещении. Ремонт здесь отгрохали неслабый. Но всё, вроде как, для удобства граждан. — Феликс! Выйди и забери у меня с ресепшена какую-то истеричку…

Из дверей, что находились недалеко от стойки регистрации, вывалился щуплый парнишка в форме охранника, натягивающий кепку и звякая ключами на поясе, он не поднимал головы, и до тех пор, пока не приблизился, Колетт не могла его узнать.

— Феликс?!

— Колетт?! — он застыл как вкопанный. А за тату уже очередь начала выстраиваться. — Вот это… встреча… привет, какими судьбами?

— Эй! — зашипела на него регистраторша. — Я тебе велела увести её — она мне скандалы закатывает… а не трепаться! Или мне опять жаловаться на тебя? Смотри, Феля, выкинут с этой работы — больше некуда устраиваться будет!

— Да, мам… не ори только сама… людей распугаешь…

Колетт тоже застыла — эта баба его мать?! Да чтоб ей пусто стало — какой ужас. Колетт поняла, что иногда лучше разбежаться до этапа «знакомства с родителями». И они с Феликсом успели это делать.

— Ты чего тут устроила? — Феликс, извиняясь перед другими клиентами, отвел её в сторонку. Колетт всё ещё была в неком шоке. — Какие-то проблемы? Чего по адвокатам-то таскаешься?



Cool blue lady

Отредактировано: 09.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться