Звёзды над Парижем

Размер шрифта: - +

Глава 31. О потере равновесия (Колетт и Антуан)

Мы так ушли далеко с тобой,
Где стая сомнений, и, листая сообщения,
От тебя ушел я будто бы от болезни,
Пока заживают порезы…
(Джоззи)

 

Колетт пожалела о том, что решила — в который, мать его, раз — уступить Антуану, почти сразу, едва они снова оказались в ресторане. Конкурс уже подходил к логическому завершению, и оставалась, всего-то, такая мелочь, как вручение призов и сертификатов победителям. Их было не больше пятерки, как отметила Колетт, краем глаза всё же наблюдая за тем, что там творится и что бубнит ведущий.

Адсорбт на вручении не было. Её функции легли на Шолин Ле-Клер. Помня слова, сказанные когда-то Хорстом, о том, что эта дамочка — протеже Адсорбт, — Колетт почему-то сразу перестала радоваться тому, что Ле-Клер похвалила десерт. И Тату сразу расхотелось, чтобы та вообще произносила её имя. Однако, всё же произнесла. Это было несколько удивительно.

Колетт не знала, что делать: то ли спрятаться за спину Эго, то ли…

— Иди, — он чуть сжал её руку, и кивнул на сцену.

— Антуан, можно я останусь? — жалостливо произнесла Колетт. — Это же показуха…

— Колетт, ты меня убиваешь… второй раз за вечер…

— …или… сходи сам…

— Вызывают не меня, а тебя.

— Антуан…

— Иди, задерживаешь…

Находиться в центре внимания Колетт никогда не любила. Для этого у неё не хватало, как минимум, выдержки, а как максимум — красоты и грации. Стоя на небольшой, пусть даже, сцене, хотелось только одного — уйти оттуда скорее. Они успели обмолвиться лишь парой слов, и Колетт не сразу поняла, что инициатива наградить и её исходила лично от Ле-Клер. Больше того, критик сказала, что им обязательно нужно пересечься в дальнейшем и обговорить «один важный вопрос». Потрясенная чуть меньше, чем после того момента, как Адсорбт заявила, что не верит, будто десерт создан ею, Колетт теперь разглядывала небольшую картонку зеленоватого цвета, на которой были выведены её инициалы, надпись «за участие в мировом кулинарном конкурсе» и стояла кучка каких-то печатей.

— Это ты шороху навел? — Колетт положила на столик награду, снова отказавшись позировать Сорелю, который отвечал за сольные фотографии участников и победителей, так сказать, идущие «на доску почета».

— Ты про что? — Эго заинтересованно посмотрел на сертификат.

— С чего бы вдруг им меня награждать, да ещё и… говорить о каких-то дальнейших планах? С твоей подачи, небось, — зашептала Колетт, изрядно смущаясь внимания к себе. — И куда делась Адсорбт?

— Слиняла.

 — Что, скажешь, её совесть замучила?

— И не только её, я думаю…

— А кого ещё?

— Почему так много вопросов? — Эго поднял на Колетт глаза. — И чем ты на сей раз недовольна? Между прочим, если Ле-Клер предлагает тебе встречу, это значит, что она даст тебе работу…

— Серьезно? Сразу и работу? — перебила Колетт, не веря. — А может, это очередная подъебка, а?

Губы Эго нервно дернулись.

— Давай сейчас, когда всё закончится, подойдем к ней вместе, и ты задашь все интересующие тебя вопросы, а?

Колетт мотнула головой, складывая руки на груди.

Антуан долго молча сверлил её взглядом, но потом всё же не выдержал:

— Объяснишь, хоть мне, что происходит?

— Объясню… — она демонстративно развернулась, закидывая ногу на ногу. — Зачем всё это?

— Затем, что мой план, кажется, сработал, — произнес Эго, явно радуясь. — Ле-Клер, судя по её подписи на этом бланке, действует сама. Слава богу, хоть у кого-то работают мозги…

Колетт снова скептично хмыкнула.

— И я не понимаю твоего недовольства…

— Адсорбт и Ле-Клер из одной упряжки, Антуан.

— Давно нет. Ле-Клер пустилась в свободное плавание года три назад, насколько я знаю. Она заключила контракт с одной из ведущих Европейских пиар-компаний, один из фиалов есть у нас в Париже…

— Всё равно…

— Что, «всё равно»? — с нажимом спросил Эго. — Тебе, разве, работа не нужна?

— Нужна, но не от неё.

— Колетт, ты…

— Не от неё. И точка.

— …в своём уме? — закончил реплику Эго. — Что за идиотская аргументация?!

— А если бы ты узнал, что за твои рецензии, чтобы только прикрыть свою задницу, кто-то заплатил деньги, но знал наперед, что ничего из этого не выйдет, как ты себя чувствовал?

— Колетт, если я сказал о деньгах, не значит, что я Бордену в конверте их принес. И да: что значит «ничего не выйдет»? Я как раз был уверен, что всё выйдет. И вот — вышло. А деньги… они были нужны для того, чтобы тебя банально допустили без регистрации и проходки по предыдущим этапам. Я никого не подкупал открыто. Я просто договорился. Это разные вещи. — Эго приподнял брови, смотря на неё. — Разве, нет?

— Я не доверяю Ле-Клер, прости, — Колетт опять качнула головой, замечая, что на Эго этот жест подействовал отрицательно — он сразу перестал улыбаться и сузил глаза. — И вообще — я сама виновата, чего уж там.

— Слушай…

— Не надо было на это всё соглашаться…

Антуан весь напрягся, слушая, что она скажет дальше.

— …этот позор же ещё и прокрутят по телику? Да? — Колетт с силой потерла виски. — Ч-ч-черт… иногда так хочется, чтоб наше телевидение снова стало черно-белым и немым.



Cool blue lady

Отредактировано: 09.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться