Звёзды подскажут

Размер шрифта: - +

Глава 1. Неожиданная находка

— Я так и не ответила… — шептала, вытирая слезы, рыжеволосая девушка, сидя на полу в кабинете школы, которую уже окончила.

       Наверное, подобным страдают все отличники с высоким IQ — понимание очевидного приходит слишком поздно. Отчего-то все, буквально все вокруг понимали, что Стайлз неровно к ней дышит. Ее же поведение, вне всяких сомнений, можно было назвать, ужасным: игнорирование молодого человека на протяжении нескольких лет, встречи с другими парнями, намеренное публичное унижение. Список можно было бы продолжить, если бы в этом был хоть какой-то смысл, но едва ли кто-то может разглядеть его теперь, под паутиной недомолвок и заносчивости. Казалось бы, все давно в прошлом, и той Лидии Мартин уже нет и в помине, но всё же чувство необоснованного беспокойства все еще снедало рыжеволосую.

       Стайлз уехал. Уехал вновь, даже с таким трудом воссоединенная стая не стала для него тем якорем, с помощью которого можно было бы обосноваться в Бейкон Хиллс.

       С одной стороны, вполне логично, что Мечислав Стилински решил пойти по стопам своего отца, став тем, кто защищает город не только по зову сердца, но и по профессии. С другой же — потеря близкого друга, оставила незалеченные рубцы на сердце девушки, которая была слишком горда, чтобы признать очевидное.

— Подожди, ты что, со мной флиртуешь?
— Уже несколько лет как, но спасибо, что заметила.


      Воспоминания обжигают. А ведь счастье было так близко…
 

***


      Девушка долго думала, какой факультет ей выбрать. Гуманитарные науки или точные, а может, естественные?.. Сказать честно, куда больше Лидии на данный момент подошли бы курсы банши, однако таких попросту не существовало в природе, идти же учиться у какой-нибудь старой банши девушка не хотела, считая это непрактичным в мире обычных обывателей. В конечном итоге она, как ни странно, выбрала факультет общей психологии, считая, что именно эта наука объединяет в себе вышеуказанные направления.

      Подача документов, неделя мороки с экзаменами. Еще неделя на ожидание информации из деканата о том, прошел ли на бюджет, да и попал ли вообще в группу, набрав высокий балл? Многие абитуриенты ходили с огромными синими мешками под глазами, с небывалым ажиотажем ища автомат с кофе.

      Конечно, уж кому, а Лидии Мартин совершенно не нужно было опасаться провала экзаменов. Отличники вообще могут не сдавать, лишь пройдя собеседование. Как бы то ни было, от школьных деньков не осталось ни следа, а студенческая осень нахлынула внезапно, закружив в водовороте новой информации.

      Итак, первый день учебы прошел весьма успешно. Девушка вовремя подошла к нужному учебному корпусу, отыскав в толпе куратора с табличкой «Психология- 1». Знакомиться с кем-либо из однокурсников не особо хотелось, но все же беглым взглядом были оценены все: девушка в короткой черной юбке, с непомерно большой чёрной сумкой на плече, другая девушка, одетая в джинсы и белую футболку, на которой была корявая фабричная надпись: «Лондон», парень в выглаженной до идеала синей рубашке и костюме, хоть на улице было довольно тепло, в этот момент Лидии вспомнился Стайлз с его: «Это же сплошной негатив, завернутый в шарф. Зачем тебе вообще шарф? На улице восемнадцать градусов!» Наверное, когда с человеком связано слишком много воспоминаний, то не так-то и просто выкинуть его из головы, а уж если выкидывать никуда и не хочется, но парень попросту не реагирует абсолютно ни на что, зная, что Лидия находится в другом городе, то это начинает немного раздражать.

      Первый день первого курса группы общей психологии был очень разносторонней личностью: местами веселый, как во время концерта с песнями и танцами, где выступали преподаватели и студенческий совет; местами организационно-серьезный, как во время подсчета студентов и выдаче справок для школы — «по месту требования»; местами ужасающий, как, например, во время рассказа куратора группы о том, что многие студенты университета, будучи в состоянии алкогольного или же наркотического опьянения, выходили из окон аудиторий, принимая их за двери. Разбивались насмерть. Теперь-то и стало понятным беспочвенное беспокойство Лидии, проходящей под одним из окон из таких аудиторий. Что уж говорить, не университет Бейкон Хиллс, а прямо мечта!

       Куратор — женщина средних лет, шатенка, облаченная в яркое красное платье — собрала листы с подписями студентов, соглашающихся с тем, что с ними был проведен инструктаж по технике безопасности. Можно подумать, кто-то не знал, что нельзя напиваться в хлам… Впрочем, даже зная об этом, вряд ли кого-то, при огромном желании напиться, подобное остановит. Суициды, к сожалению, далеко не редкость. Психологи же — именно те, кто может помочь вербально, не применяя физической силы, в конфликте человека с самим собой.

      Последним, о чём сказала куратор, прежде, чем покинуть аудиторию, было сообщение о вечерней дискотеке на свежем воздухе, в честь начала нового учебного года. Что уж говорить, это известие обсуждали куда более сумбурно, чем все те, что были сказаны за последние полтора часа. Студенты, к счастью или сожалению, — взрослые дети, еще не ставшие хозяевами собственной жизни.

      Сама по себе идея дискотеки была воспринята Лидией нейтрально. Впрочем, подобным восприятие было ровно до того момента, как девушка вспомнила танцы на школьных дискотеках с лучшей подругой. Как оказалось, отпустить дорогого тебе человека в разы сложнее, чем это кажется на первый взгляд. Эллисон всюду следовала за Лидией… Нет, не подумайте, что охотница превратилась в злобного призрака, присутствие проявлялось в постоянных воспоминаниях и чувстве дежавю, не покидающем ни на минуту. В том, что каждое место в городе напоминало Лидии о той, что сражалась плечом к плечу с друзьями, но погибла в самом своей расцвете своей юности. Подобное схоже с самой страшной пыткой — пыткой терзаниями совести и душевными муками. Никакая дискотечная музыка, пусть это будет и рок, не сможет заглушить боль утраты; тот день, когда «четыре» превратилось в «три». Такая вот страшная арифметика, оперирующая лишь сухими цифрами и не имеющая ни толики сострадания к человеческим мукам.

      Танцевать было странно.Казалось, весь водоворот студентов-первокурсников только и ждет удобного момента, чтоб побольнее уколоть Лидию по её слабым местам.

       — Твоя подруга умерла!

       — Умерла!

       — Эллисон умерла!

       — Из-за тебя!

       Хриплые голоса кричали всё громче, заглушая для девушки даже шум музыки вокруг.

Тишина.
Звон в ушах.
Тишина.
Басы рока, срывающиеся из динамиков колонок.
Тишина…

      Лидия всё никак не могла ни на чем сконцентрироваться. Казалось, ее организм хотел чего-то большего, нежели прыгания под музыку с такими неугомонными сверстниками.

      Поддавшись интуиции, а точнее, попросту решив привести мысли в порядок, девушка отдалялась от группы всё дальше и дальше в парковую зону территории университета. Деревья всё гуще и гуще подвигались друг к другу, своими массивными кронами едва ли не соприкасаясь с небом.Маленький мостик через небольшой овраг — эдакая диковинка для новичков, служащая отменным местом для фотографирования.

      Лидия почти бежала на высоких каблуках, стараясь сбежать от самой себя и навязчивых догадок. Неожиданная кочка, какой-то странный корень, взявшийся непонятно откуда — и девушка со всего маху падает на примятую траву.

«Лишь почудилось» — убеждает себя Лидия ровно до того момента, пока не встает, отряхиваясь. Корень, за который девушка имела неосторожность зацепиться, оказался чьей-то рукой…



Катя Вакулина

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться