Звёзды подскажут

Размер шрифта: - +

Глава 5. Двойной студент: агент под прикрытием

Тёплая вода, струящаяся из душа, дарила наслаждение. Пальцы, вымазанные в шампуне, приятно массировали кожу головы, изредка спускаясь к шее. Глаза девушки были закрыты, на губах были белые капли…

       — Эй, Лидия, я тебе полотенце принёс, — окликнул Стайлз из-за двери. — Ты голову помыла?

       — Да, сейчас только шампунь смою, — крикнула девушка, стараясь быть громче, чем звуки струящейся воды. — Можешь зайти, полотенце на раковину положить.

       — Но ты же…

       — Я голову только мыла, Стайлз, её можно и одетой мыть. — усмехнулась рыжеволосая.

       Стайлз перевёл взгляд на Мартин: всё та же прекрасная девушка, на чьих мокрых волосах всё еще были капли воды. Всё та же обворожительная улыбка, всё те же зеленые глаз, глаза, которые ни единожды снились юноше, глаза, благодаря которым прикрытием Стилински стала именно кафедра психологии.

       Выйдя из ванной комнаты, Мартин еще раз отметила, что Стайлз опустил взгляд. Даже странно, учитывая, что Стайлз обычно постоянно смотрел на Лидию, при любом удобном случае…

       — Стайлз, ты хотел поговорить о гештальт-терапии, — Мартин улыбнулась, доставая из шкафа вафельное полотенце. — Тебя интересуют основатели, или же сама теория?..

«Меня интересуешь ты, Лидия Мартин. Всегда интересовала ты».

       Стайлз заметил, как девушка то и дело кусает ручку, никак не находя в конспекте то самое определение. Может, его следует поискать в атласе или психологическом словаре?..

       — Я бы с огромным удовольствием узнал, что такое… — Стилински тараторил, произнося слова со столь бешеной скоростью, что они сливались в один звук. Возможно, сейчас это было не так уж и важно? Возможно, именно здесь, в спальне девушки, когда вокруг от напряжения едва ли не летят искры.

       Именно в этот момент, когда рука Стайлза легла на плечо Лидии, пейджер-рация издал сигнал, напоминающий телефонный звонок.

       — Прости, куратор звонит, наверно что-то о поступлении, — пробормотал парень, беря трубку.

       — Стилински, время охмурения красотки закончилось, — шутил опер, — езжай домой к отцу. У тебя потом еще дело, не забудь.

       Сложно успевать учиться на кафедре психологии, при этом находясь под прикрытием, ведь в это время необходимо было учиться в ФБР, еще и любить при этом девушку — вообще нечто за гранью фантастики.

       Поцеловав Лидию в щеку, Стайлз ретировался, чем вызвал у девушки некое удивление: «какие могут быть проблемы с зачислением, когда ты уже поступил?..»
 

***



       Стайлз ехал всё в том же джипе, ловящем радиоволны из полицейского участка Бейкон Хиллс. Эта машина чего только не повидала, за то время, когда за рулём был Стайлз: были и мелкие ДТП, во время которых Стайлз сбивал Дерека, были и слежки за оборотнями, были и тайные вылазки в лес или же в школу, вот кто, скажите, будет ехать в школу ночью? Этому джипу отрывали двери; можно было сказать, что джип — герой-ветеран войны с Докторами. Сегодняшнее же приключение можно было расценивать,как не менее опасную вылазку, ведь сегодня джип, и Стайлз вместе с ним, едут в отчий дом, а шериф Стилински вряд ли будет рад их скорому приезду из города.

«Внимание!» — неожиданно раздалось из динамиков джипа. — «Замечен джип, принадлежащий Стайлзу Стилински. Номерные знаки полностью совпадают». — говорил сержант Перриш, наверняка увидевший автомобиль из своей полицейской машины. — «Шериф Стилински, Вы ждали своего сына?»

       Последняя фраза, скорее всего, была сказана в шутку, но тем не менее сумела вызвать беспокойство Ноа, находящегося уже дома. Шериф молчал, на миг полностью потеряв самообладание.

«Мистер Стилински, если Вы молчите, то я вынужден начать преследование». — всё столь же серьёзно произнес Перриш. Уже через несколько секунд Стайлз услышал оглушительную сирену.

Вот же чёрт…

***



       Большинству детей понравились бы посиделки в тёплом домашнем кругу, с чашкой горячего чая. Понравилось бы даже ершистым подросткам, желающим доказать миру, что они уже взрослые и самостоятельные. Следуя этим постулатам, можно с уверенностью сказать, что Стайлз не подросток и не ребёнок, ведь ему сидеть с отцом тет-а-тет на кухне сейчас абсолютно не нравилось. Жуя предложенную ему булку, Стайлз всё ждал того самого вопроса. Что ж, он его дождался:

       — Сын, я… — шериф размешал чай еще раз, — я понимаю, что ты хочешь быть ближе к Лидии, но скажи, почему ты решил столь основательно изменить своё будущее? Ты ведь понимаешь, что в профессии психолога ты, мягко говоря, никакой.

«Так я бы туда и не пошел! »

       — Я… — Стайлз, беря пример с отца, столь же дерганно перемешал чай, из-за чего кипяток по инерции плеснул парню на брюки. — Я завалил вступительные экзамены, — вроде бы и убедительная отмазка, однако странная донельзя.

«Единственное, что может сойти за правду. Хотя, с другой стороны, я с самого детства играл в полицейском участке, умел писать протоколы уже в средней школе, научился водить машину и разбирать пистолет. Нет, в это папа точно не поверит…»

       — И что завалил? — скептически интересуется Ноа Стилински, зная, как Стайлз любит искать приключения на все участки своего тела и не исключая, что он уже вполне мог бы успеть куда-то вляпаться.

       — Теоретическую часть разборки оружия. — как ни в чём ни бывало ответил Стайлз. — Перепутал название деталей, а препод попался кошмар строгий. Вроде, его любимая команда продула в Чемпионате Мира по лакроссу, вот он всех и валит.

       — Что ж, значит психология, — улыбнулся шериф, прекрасно зная, что все чемпионаты по видам спорта, связанными с бегом или же мячами, даже несуществующие, проходят летом.

      Провести шерифа полиции — задача нелегкая. Стайлз, будем откровенны, так и не понял, сумел ли повесить нужную лапшу отцу на уши. Нет, Стайлз, вне всяких сомнений, любил отца, но задание ФБР сейчас было важнее. То и дело парень хотел, как в былые времена, поинтересоваться, не было ли каких-то новых происшествий в криминальной хронике города. Останавливало Стайлза лишь то, что за этим его вопросом наверняка последует: «Что ж ты интересуешься работой правоохранительных органов, если завалил элементарный вступительный экзамен?» Нет, пока что лучше помалкивать, расспрашивая сверстников, да и то так осторожно, чтоб никто ни о чём не заподозрил.

      Ужин медленно, но верно перетекает в ночной сон. Да уж, а кто бы мог подумать, что за неделю или что-то около того Стайлз отвыкнет от своей комнаты. Все те же обои, все та же доска с множеством фотографий и красной нитью, тянущейся от одного фото к другому. Кажется, все те приключения были так давно… Так давно он был школьником, сидящим за партой; так давно был юнцом, решившим побродить по лесу, ища труп. Да уж, любой человек, знающий о Стайлзе хотя бы этот факт, ни за что не поверит, что парень идет на психолога, любой человек, знающий, что паренек пошел ночью в лес на поиски трупа, направит Стайлза на обучение в академию полиции, или же ФБР, и будет чертовски прав!


      Стайлз подходит к своему письменному столу: здесь всё еще гора бумажек со странными закорючками. Да уж, почерк ни к черту, что уж говорить. Какие-то буквы корявые, какие-то более-менее разборчивы. Записи хранят воспоминания: описание первой влюбленности, моментов, когда Стайлз, беззащитный Стайлз, был свирепым и могущественным Ногицуне, моменты, когда парень несколько раз подряд переписывал примеры по алгебре, пытаясь понять, откуда в логарифме взялось то или иное число.

      Неподалёку от листов с логарифмами лежал и «Справочник настоящего полицейского», выклянченный у отца еще около полугода назад. Именно за эти шесть месяцев Стайлз умудрился едва ли не заучить понятия наизусть, а также подчеркнуть самые важные места маркером. Если бы в комнату Стилински вошёл человек, совершенно не знающий Стайлза, то вне всяких сомнений даже он сказал бы, что Стайлз работает в правоохранительных органах.

       Тьма всё так же, как и раньше, неспешно спускалась на город, окутывая его мраком. Все те же виды на здания и дороги теперь предстали в совершенно ином свете. Возможно, это один из признаков взросления? И солнце не такое яркое, и деревья не такие высокие, и трава не такая зелёная… И чего только в голову не взбредёт, после первого дня учёбы не в своем вузе.

       Уже лёжа в кровати, Стайлз вспомнил, что на завтра у него запланировано важное дело. Что уже завтра ему придется быть актёром, делая вид, что он совершенно такой же подросток, как и все остальные. При этом всем, разумеется, ни в коем случае нельзя было терять бдительность.

«Как вести себя, будто ничего не происходит, когда на самом деле происходит?»

       К сожалению, ответа на этот вопрос у парня не было; не было его и в справочнике.

«Наверное, такому учат непосредственно в академии, однако, что делать, если из академии вызвали на задание, а знаний по теме кот наплакал?»

      Сработала рация. Та самая, что выдали в ФБР. Та самая, что похожа на обычный мобильный телефон, которым Стайлз всё еще ни разу не пользовался. Вибрирующее маленькое устройство — доказательство, что парень всё еще студент академии и не брошен на произвол судьбы.

       — Агент Стилински, есть ли у вас вопросы по поводу завтрашнего дня? — серьезно, но всё же с ноткой юмора в голосе, произнес опер.
 



Катя Вакулина

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться