Звёзды подскажут

Размер шрифта: - +

Глава 6. Новые подозрения

 Неожиданный гость, о приходе которого тебя извещает окрик: «Эй, Стайлз», всегда отождествляется с негативом, пусть и на подсознательном уровне.

       Прямо перед Стилински, всего в паре десятков метров, стоял юноша-подросток с всклокоченными и растрепанными после длительного бега волосами. Всё те же карие глаза, которые во мгновение ока могут стать с алым отливом, всё те же широкие плечи, осанка и… полное удивление, читаемое во взгляде. С другой стороны, покажите мне хоть одного человека, который не удивился бы увидеть того, кто должен быть в другом городе, всего в паре шагов от себя.

       Скотт МакКолл подошёл к другу, похлопав в знак приветствия по его плечу.

       — Невероятно! Ты решил пойти на психологию — в голове не укладывается! А как же…

       Вопрос о ФБР, пускай он и не был произнесён, так и завис в воздухе Домокловым мечом. Конечно, спрашивать о столь кардинальном решении бестактно, это понимал и сам Скотт, теперь стыдливо опустив взгляд. С другой стороны, ответ был ясен и без слов; точнее, так считали все, не знающие истины.

       — Лидия. — чуть позже ответил Стайлз. — Всё дело в ней. Знаешь, я сидел на одной из пар по криминалистике и понял, что мне нужно к ней. Федералы в шоке, отец грустит, хоть и не говорит этого вслух, а я просто счастлив, понимаешь? Сердце будто бы выпрыгивает из грудной клетки, этого не передать словами! — частично Стайлз говорил правду, разумеется лишь от одного упоминания рыжей бестии его сердце проваливалось в бездну. Что до остального, а вы, можно подумать, не знаете, что все жертвы оправданы и все для благого дела. Ну что тут поделать, не федералам же устраиваться преподавателями в университет под прикрытием? Хотя, некоторые преподы так сильно «знают» свой предмет, что порою кажется, что они — агенты под прикрытием, и к лекциям не готовятся именно поэтому. Далеко ходить не надо, на первую пару по анатомии преподавательница пришла без конспектов, и поэтому отпустила студентов. Конечно, без конспектов же вообще вести лекции невозможно…

       — А я-то уже почти поверил, что тебя действительно интересует «наука о душе», — рассмеялся Скотт. — Многое выучил уже? Можешь дать совет какой-нибудь?

       — Психолог не имеет права давать советов и наставлений. — на автомате ответил Стайлз, памятуя первую лекцию введения в специальность.

       — Психология вне Хогвартса запрещена? Это уже интересно, а можно поподробнее?

       Разумеется, всё было переведено в шутку. Стать психологом за пару дней невозможно, хотя стоит отметить, что некоторые личности так не думают. Скотт предложил прогуляться по территории огромного университета, а заодно и рассказать другу о всех новостях. Стайлз был не против.

       -… , как ты уже знаешь, Лидия пошла на общую психологию, я и Малия создаём стаю, Дерек помогает, иначе я один бы с ума сошёл. Нет, ты только представь, всех надо помнить в лицо, разбить по группам, выявить людей, обладающих лидерскими качествами; а еще Дерек взялся меня обучать символике разных стай альф, бет и омег, располагающихся в нашем штате и соседних. Эти пентаграммы — с ума можно сойти — необходимо уметь рисовать ровные круги от руки, ровные линии и всё такое. Я взвою скоро от этого всего, и это не метафора. Что еще, вроде, ты и так всё знаешь. Пэрриш работает в полиции, пару раз смотрел на Лидию, но, вроде, у него девушка появилась. Тоже рыженькая, кстати. Стайлз, а здесь и было совершено преступление? — неожиданно и совершенно случайно, по инерции, разумеется, парни вышли именно к тому месту, где всюду пестрили ярко-жёлтые ленты ФБР.

       Нет, не подумайте, что везде на участке были багровые следы крови, окропившей всё вокруг, холодный и до смерти некрасивый труп, валяющийся на лужайке, множество улик и вереница следов преступника, а также забытый киллером бумажник с сотней на дорогу и подписанными кредитками. Нет, такое можно увидеть только в ужасном фильме-детективе, или же у какого-нибудь комика. В реальности, уж поверьте, всё куда более прозаично.

       — Как думаешь, — будто между прочем поинтересовался Стайлз, — это мог быть оборотень?

       — Тогда не было полнолуния, да и всех своих я знаю, никто бы не посмел. Соседние стаи мы бы учуяли, поэтому, к сожалению или счастью, оборотни тут ни при чем.

       — Иногда люди в разы страшнее животных,- философски произнёс Стайлз. — Без обид, Скотт.

       — Какие обиды, просто в следующее полнолуние тебе, друг, несдобровать, — усмехнулся Скотт МакКолл. — Вполне возможно, что это был просто какой-то пьяница с пистолетом, всего делов-то.
       — Раны более похожи на когти, чем на ножевые ранения, — тут же разнёс данную теорию в пух и прах Стайлз. — От отца слышал и мельком просматривал отчет,— тут же добавил парень, стараясь не вызывать подозрений и свести всё к аргументированному объяснению.

       — Думаешь, ножевые? Эх, Стайлз, идти бы тебе в ФБР, цены бы тебе там не было, но нет, психология…

«Цены и так нет: кого еще из новичков на задание отправляют».

      До того момента, как у Стайлза появилась мания величия, к парням подошла Лидия, весьма удивленная, чего эти двое забыли возле места преступления.

       — Привет, Скотт,— добродушно произнесла банши. — Что скажете, насчет прогуляться где-то в другом месте?

       Предложение было одобрено, а Стайлз, обрадовавшийся скорой смене темы разговора, не заметил, что Лидия куда более внимательно присматривается к его рюкзаку, по иронии застегнутому не до конца.

      Всю дорогу до школы Бейкон Хиллз, того самого места, что сплотило группу и создало тесную дружбу, того, что подарило любовь и привило страсть к адреналину, подростки беседовали о студенческих билетах, где, по иронии судьбы, фотографии были столь же отвратительны, как и в паспортах. Лидии, конечно, грех жаловаться, уж кто, а она получается чудесно везде, даже на том самом снимке, впутанном в мистическую историю Докторов. Да, даже там Мартин была красавица, хоть рядом с ней и не было ее дорогого, а порой докучающего Стилински, вместо которого на фото была пустота. Стоит вспомнить — мурашки по коже.

      Скотт и Лидия, не видевшиеся и успевшие друг по другу соскучиться, мило болтали, то и дело перескакивая с одной темы на другую, чего нельзя было сказать о Стилински: его голова была целиком и полностью занята загадочным трупом. Издержки профессии? Возможно. Парень, правда, работает без году неделя, однако факт остается фактом: если человека увлекает какое-то дело, то это надолго.

       Прокручивать варианты развития событий, имея очень мало улик — та еще пытка. Стайлз помнил наставления криминалистов о том, что нельзя строить теории, не зная фактов, ведь тогда волей-неволей будешь подгонять факты под теорию, а не наоборот, что есть огромная, но, к сожалению, довольно распространенная, ошибка.

       Что, собственно говоря, Стайлз вообще знал о преступлении? Дату происшествия и его место, то, что убит мужчина средних лет, чье лицо невозможно расшифровать физиогномически, ведь от самого лица осталось нечто непонятное; рваная рана в груди, вырванное сердце рядом. Если узнаем жертву, то сможем опросить родственников и понять, мотивы преступления. Хотя, это не факт. Может, это вообще какой-нибудь банальный случай, по типу того, что у мужчины была жена, а ревнивая любовница решила отомстить за ложь, но не рассчитала сил. Все эти рассуждения столь субъективны…

      В это время, отрывая Стайлза от мыслей, на телефон-рацию пришло сообщение, о чём тут же оповестил звуковой сигнал с примитивным рингтоном. Сообщение было лаконично, содержа в себе всего пару слов: «По результатам ДНК и тестам опрошенных было установлено, что убитый — преподаватель философии — Бен Фрицмен. Следы ранения не ножевые. Включайся в работу активнее, стажер!» Подписи не было, хотя не нужно быть следователем, чтобы понять, кому может принадлежать это сообщение.
 



Катя Вакулина

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться