Звёзды подскажут

Размер шрифта: - +

Глава 8. Романтика с запахом дыма

Психологи — люди, которые по роду деятельности должны знать множество совершенно разных вещей из различных отраслей науки: куда впадает Миссисипи, как пожарить наггетсы, как подготовиться к репетиции и показу перед деканами факультета, всего лишь за пятнадцать минут. Интересно, знал ли кто-то из вчерашних абитуриентов, что им придется знать в разы больше, чем просто термины психологии и умение писать эссе. Впрочем, как оказалось, мало людей разбираются в жанрах литературы, считая, что необходимы абсолютно одинаковые знания и умения, как для написания художественных текстов, так и для статей или же сценария какого-либо праздника. Разумеется, мало кого волнует, что есть разница, между художественным стилем, публицистикой и кинодраматическим видом произведения.

       Единственным предметом, вызывающим в разы меньший ажиотаж, чем все вышеперечисленное, была есть и остается математическая статистика. Большинство психологов не очень-то любили считать, а некоторые использовали калькулятор, даже при подсчете элементарных однозначных и двузначных цифр, объясняя это тем, что при виде цифр впадают в панику. Так ли это? Кто знает. Однако, согласитесь, очень сложно иметь хорошее и адекватное отношение к цифрам и уравнениям, когда в средней школе тебя принципиально и часто опускали ниже плинтуса, унижая перед классом. Разумеется, подобное поведение учителя нельзя назвать этичным и правильным, только вот вряд ли дети двенадцати лет будут особо заявлять о своих собственных правах человеку, который гораздо старше их. К сожалению, подобные унижения не редкость в школах на любом полушарии.

       В целом же учёба была очень даже интересной, невзирая на контрольные, где за малейшие разговоры с соседом по парте или же подсматривание в шпаргалку, где бы она ни была написана, у студента вычитали баллы. Эх, какое коварство от столь милой преподавательницы по введению в специальность; с другой стороны, об этой женщине с уверенностью можно было сказать, что она, как бы строга не была, является справедливой, всегда разбирая какую-либо работу внимательно и заинтересованно. Эссе, правда, она так и не проверила, но Лидия была уверена, что на то есть свои, пускай и неизвестные студентам, причины.

       Так или иначе, выходные приближались столь же быстро и стремительно, как и удалялась уверенность Стайлза на счёт новой теории об убийце. Парень из кожи вон лез, стараясь первым из группы раскрыть преступление, тем самым доказав криминалистам, что он чего-то стоит. Конечно же, для подобного необходимо было много сил и терпения, не говоря уже о знаниях, впрочем, Стайлз пока что выезжал только на энтузиазме. Что это всё о работе, да о работе? Выходные же! Последние солнечные деньки золотой осени — прекрасная возможность сфотографироваться в окружении опавших листьев и множества золотых деревьев, а также собрать букеты из многоцветных листьев, отливающих желтым, зеленым и багряно-алым. Для любителей аппликаций такая погода — счастье. Жаль, что ни Лидия, ни Стайлз не являлись поклонниками данной техники творчества, в связи с чем решили просто прогуляться по городу. Вполне спонтанное и странное решение, которое в состоянии прийти в голову либо людям, лишенным фантазии, либо тем, кто за гормонами из-за влюбленности не в состоянии думать о чем-либо, кроме друг друга и совместного времяпрепровождения.

       Стайлз завёл джип. Старенькая машинка, ловящая полицейские волны, уже давно ушла бы на покой, если бы не неугомонный Стилински, постоянно желавший продлить век и без того долговечного джипа. Скорее всего, подобное поведение объясняется привязанностью, хотя парень, конечно же, говорил о том, что у него просто нет денег на новую машину.

       — Стайлз, мы едем в парк, или куда-то в другое место? — всё же спросила Лидия, заметив, что они свернули в противоположную сторону и теперь стремительно удалялись от города и леса.

       — Имей терпение. — говоря это, Стайлз и сам-то особо не имел его, попросту желая устроить девушке сюрприз.

       Лидия что-то пока не особо радовалась, зная, что от Стилински можно ожидать всего, даже если сам парень ни о чём этаком не подозревает и ничего такого не планирует. Скорее всего, девушка просто в какой-то момент пришла к простому выводу о том, что фразу «просто так» можно вычеркнуть из мыслей, общаясь со Стайлзом. С ним «просто» не получалось ни при каких обстоятельствах, но это же делало его особенным.

       Неожиданно для девушки машина затормозила, "разбрызгивая" песок под колёсами; они приехали к какой-то речушке, о которой Лидия доселе не имела ни малейшего представления. Покрытые мхом речные камни, быстрое течение на середине реки, готовое поглотить любого неосторожного пловца, одинокие рыбаки на противоположном берегу, множество деревьев, отражающихся в воде так красиво, что у Лидии складывалось впечатление, будто они любуются собою, точно в зеркале, как самые отчаянные модницы. Немудрено, ведь уже через месяц-полтора они облетят и останутся нагими, с нетерпением ожидая зимы, чтобы прикрыться снежной шубой.

       Любование видами, разумеется, входило в культурно-познавательную программу от Стайлза Стилински. В Японии вот вообще отдельные уроки у детей есть, где они выходят на улицу и любуются цветением сакуры или же мирно плывущим по небу облаками. Чем американцы хуже?

       Наверное, именно эти мгновения можно было назвать счастьем! Время, когда никто ничего от тебя не ожидает и можно полностью расслабиться, будучи лишь в компании того, кому доверяешь, кого любишь… Пара сэндвичей и расстеленный на траве клетчатый плед — ключ к успеху на свидании. Как вышло, что эти одноклассники стали парой, неизвестно на сто процентов даже им самим. Скажите, вы вот часто можете в деталях вспомнить тот миг, когда вы начали с кем-то хорошо общаться? Можно вспомнить момент знакомства, но не тот миг, которому сперва даже не придается того сакраментального значения, которое следовало бы придавать. Наверное, не нужно помнить, как все началось, нужно знать, как поддерживать связь, раздувая из искры огонь и тщательно поддерживая его. Обратной же стороной медали является то, что за огнём нужно следить очень и очень внимательно, ведь при малейшей неосторожности из обычного пламени родится пожар — неконтролируемое пламя, сметающее все на своём пути.

       Не верьте, если кто-то скажет, что есть что-то вкуснее в этом мире,чем сэндвич, который сделал твой парень и которым он же тебя и кормит, шепча при этом что-то про идеальные женские формы. Лидия никогда бы не подумала, что Стайлз, пропускающий занятия, чтоб убежать на расследование, Стайлз, взявший лучшего друга ночью в лес, на поиски трупа, Стайлз, которые не столь давно помог Лидии обмануть капкан, что Стайлз, а не кто-то другой, может быть таким романтичным, смущенно протягивая желтый лист, только что опавший на плед.

       Скорее всего, этот день был бы идеальным, если бы не одно «но»,его омрачающее . «Но» появилось с неба, в прямом смысле этого слова: ветром принесло едкий дым костра, вперемешку со смрадом, от которого волей-неволей слезились глаза.

       — Это тоже входило в развлекательную программу и у тебя с собой есть противогаз? — улыбнулась Лидия, смахивая очередную слезинку.

       — Если хочешь, то могу найти и противогаз, конечно, но в нем не будет видно твоих огненных волос, поэтому предлагаю сменить локацию. — какие умные слова, аж не верится, что это Стайлз говорит! Неужто повзрослел?

       Повзрослел ли человек, работающий под прикрытием и старательно старающийся хорошо учится на двух специальностях одновременно, не вызывая при этом подозрений, — воистину хороший вопрос. Многие однокурсники не занимались абсолютно ничем важным, следуя правилу, что «от сессии до сессии живут студенты весело, а сессия всего два раза в год». Некоторые студенты напротив, были уставшими ежедневно, вне зависимости от дня недели, совмещая домашние дела, свалившиеся на многострадальные головы, и тот факт, что в эти же головы неплохо было бы впихнуть и материал из лекций и учебников.

       Проехать на джипе до места, где был костёр, было гораздо быстрее, чем идти пешком. По крайней мере, так думал Стилински, заводя машину. Еще минуту назад на полянке у берега реки пахло романтикой, теперь же — лишь запах бензина, как ни прискорбно это было для Лидии. В любом случае, интерес, как ни странно, прекрасная мотивация для девушки, или же не только интерес?

      Подъехав к началу частного сектора, студенты чуть не задохнулись от ужасного запаха гнилых листьев. Картина же, открывавшаяся перед их взором, была ужасна: перед частным домом, хозяин которого палил сухие и не совсем сухие листья, вперемешку с сучьями, кричал на какого-то мужчину, считавшего, что сжигать листья необходимо либо в огромной яме, располагающейся в самом конце частного сектора, либо вывозить и сжигать листья за городом, где это не будет мешать окружающим.

       — Согласно законодательству, Вы не имеете права сжигать опавшую листву в городе. — говорил хорошо одетый мужчина, с выражением лица, будто его слова не подлежат апелляции.

       — А что мне делать? Оставлять гору листьев на перегной? Весь дом в выгребную яму превратится!

       — Согласно законодательству, Вы должны вывозить листья в пригород. — вновь спорил мужчина, кашляя. — Мне от Вашего дыма уже дышать нечем, а у меня жена дома и дочь.

       — А у меня собака дома, так что теперь? — не соглашался житель частного дома. — Вот нет у меня машины, чтоб их вывозить! Можно подумать, я их каждый день сжигаю! Пару раз в сезон — и только-то.

       — Но по законодательству Вы не имеете права на подобное действо. Я уже вызвал ФБР, если Вам известно, то они в Бейкон Хиллс и с минуты на минуту будут здесь! Тогда и увидим, кто тут прав.

       Стайлз на мгновение впал в ступор — виданное ли дело, сейчас на место столь малозначительного происшествия приедут все те люди, которых по подобным пустякам беспокоить не просто нежелательно, а еще и противопоказано. Сам факт того, что Федеральное бюро было вызвано из-за дыма, который выветрится уже спустя час мало интересовал Стилински, а вот то, что он сам уже отсюда тихо не успеет уйти — весьма напрягал. Получать нагоняй за то, что он сам не сумел справиться рядовым правонарушением, как-то совершенно не хотелось.

       Интересуясь, какие же листья и в каком количестве могут вызвать столь сильную вонь, Стайлз нагнулся над огнем. Блики переплетались в причудливом танце с языками пламени. Огонь жил, дышал кислородом, поедал листья и сухие ветки. Постойте-ка. Эта вот ветка что-то чересчур огромна, да и выглядит как-то странно. Похожа на ладонь.

       Стайлз взял неподалёку пару сухих палок, и попытался с их помощью вынуть странную черную палку из костра. Разумеется, двум мужчинам было совершенно не до того, чтоб наблюдать за мальчишкой, Лидия же с ужасом смотрела на страшное нечто, извлеченное из костра. Это была обугленная человеческая кисть. Она и источала столь дивный аромат, из-за которого, по сути, Стайлз приехал именно сюда.

       Вдали послышался вой сирены.
 



Катя Вакулина

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться