Звёзды подскажут

Размер шрифта: - +

Глава 11. Маньяк

Огня не было и в помине: студенты были разочарованы, ведь они не могли уйти пораньше, преподаватели — ведь должны были проводить лекции, деканат искал шутников, нажавших на тревожную кнопку, директорат ожидало разбирательство с автоматически вызванными в таких случаях работниками пожарной службы. Одним словом — полное разочарование для всех. Для всех, кроме Стилински, решившего, что сигнализация — лишь часть хитроумного плана убийцы и помощь в заметании каких-то следов. Конечно же, он просто обязан был, уцепившись за предчувствие, исследовать гипотезу, но общая психология совершенно не давала ему таковой возможности. Во-первых, так как это вызвало бы подозрение у Лидии, а также у группы и преподавателя, во-вторых, так как пропускать основной предмет на «своей» специальности, за пару лекций до зачета не самая лучшая идея. Так или иначе, но Стилински был обязан сидеть на психологии, перед этим сдав в гардероб верхнюю одежду, на которой, как и положено, была петелька, ведь без нее куртки в гардероб категорически отказывались принимать. Чего только по этому поводу нельзя было вспомнить: и то, как некоторые студенты, ловко орудуя ножницами, а подчас и зубами, ловко отрывали одну из нитей, держащих бирку, таким образом, чтоб за эту самую бирку можно было повесить вышеупомянутую куртку, и то, как, говоря словами из анекдота: «зритель спектакля не войдет в зрительный зал, пока не сдаст куртку в гардероб; не переживайте, если Вы опоздали, в холле сидят актеры того самого спектакля и все как один пришивают к курткам петельки.»

       Глядя на преподавателя в возрасте, Стайлз подпер голову рукой. Может, психология ему всё-таки не по плечу? Именно на ее занятиях Стилински ощущал себя не в своей тарелке. Женщина могла повышать голос, выделяя значимые аспекты лекции, проводить психологические тесты на студентах, ругаться, когда в аудиторию пытаются войти с верхней одеждой.

      Сегодняшней темой лекции была память — один из сложных психических познавательных процессов… Стайлзу было лень писать определение до конца, поэтому ограничимся пока этим. Мало того, вместо конспектирования лекции по столь важному предмету, Стайлз, предварительно отсев от Лидии туда, где кроме него никто не сидит, видимо, желая не привлекать лишнего внимания, открыл на телефоне вкладку с одним из учебников по прикладной психологии в практике правоохранительной деятельности, тем самым совмещая оба направления своего обучения. Темой, выбранной юным стажером для сегодняшнего изучения, стало: «Выбор места, где серийный убийца совершает преступление», ведь чтобы искать преступника, необходимо понимать его мотивы, а следовательно и цели, и выборы, и… список бесконечен, но не в этом суть. Стайлз, пропуская мимо ушей то, что память бывает произвольной, длительной и оперативной, углубился в чтение предпочитаемых мест преступления, соответствующих критериям:

— ограниченность пространства (открытое или помещение);

— вероятность предполагаемой жертвы оказаться именно в этом месте в одиночку;

— присутствие самого преступника не должно вызывать подозрений;

— освещенность;

— время суток;

— расстояние до жилых домов;

— степень отдаленности от путей следования жителей;

— расстояние до ближайшей дороги.


      Эти условия индивидуальны и, как правило, остаются неизменными.

      Обе жертвы, если счесть жертвой и часть тела, были найдены на открытой местности.

Наиболее стабильной характеристикой места преступления является определение «открытое (парки, лес) — закрытое (лифт, подвал и т.п.)» пространство, которое имеет для преступника принципиальное значение и сохраняется с поразительным постоянством.

      Считается, что термин «серийные» подходит только к случаям совершения в разное время одним и тем же или же группой лиц по предварительному сговору убийств не двух, а трех или более лиц, при условии, что преступления характеризуются единством или схожестью мотивов и однотипностью способов их совершения.


      Можно ли судить, если труп один, а рука — неизвестно чья и, чисто теоретически, может принадлежать даже трупу из анатомического музея?

Убийства, сопряженные с изнасилованием или удовлетворением полового влечения в иной форме, лицами, в обиходе называемыми маньяками.

Убийства, жертвами которых одновременно становятся несколько человек, совершенные в результате «разборок» или иных конфликтов между преступными группировками.

Убийства лиц, в отношении которых в течение длительного времени реализуется умысел на их уничтожение.

Убийства по «заказу» наемными убийцами, превратившими это занятие в преступную профессию.


      Короче говоря, вместо видов памяти Стайлз вполне успешно штудировал виды убийств и понятие «серийный убийца». Наверное, в ФБР до этой темы еще года два обучения, не говоря уже о практике. С другой стороны, пока убийцы не найдены и не пойманы, Стайлз ничем не отличается от однокурсников. Разве что, парень может похвастаться, что в любой момент, будь он неосторожен, целью может стать он.

       Окунувшись с головой в чтение учебника по криминалистике, Стайлз опомнился лишь тогда, когда в дверь постучалась, а после чего и вошла преподавательница по анатомии, на которой буквально не было лица. Шепнув пару-тройку фраз коллеге, обе женщины вышли из аудитории чуть ли не бегом.

       — Изучить дома мнемотехнические виды памяти. — только и сказала преподавательница. — можете быть свободны.

      Не успел Стайлз обрадоваться или же огорчиться, как на рацию-телефон пришло лаконичное сообщение от криминалиста:

«Больница — Мемориальный госпиталь Бейкон Хиллс. Срочно!»
 



Катя Вакулина

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться