Звёзды подскажут

Размер шрифта: - +

Глава 16. Любовь сильнее смерти

Казалось, Стайлз уже протоптал линолеум в коридорах больницы. Ему уже дважды советовали пойти домой, трижды предлагали вколоть успокоительное и бесчисленное множество раз угрожали и вовсе выгнать вон, если он еще раз попытается зайти в операционною, даже учитывая тот факт, что Стайлз где-то нашел по его словам стерильные халат, шапочку и бахилы. Наверное, даже если бы он показал удостоверение шефа полиции — чего только Ноа по дому не разбрасывает — Стайлза бы не пропустили. Операционная — священное место хирургов.

      В душе Стайлза бушевал океан — шторм, не подвластный никаким уговорам и наставлениям. Океан полный акул. Пару раз Стайлз звонил агентам ФБР, причем всем, прося каждого из них об одном и том же: назвать имена тех нелюдей, что вскрыли Лидии череп. Однако агенты под разными предлогами отказывали, ссылаясь на то, что если Стайлзу действительно столь срочно, то пускай сам приезжает в отдел полиции, где, пока идет допрос, находятся преступники.

      И вновь моральная дилемма: любимая девушка, после сложной операции, или же работа, с таким усердием выполняемая на протяжении нескольких недель. Преподаватель по профессиональной этике любила давать студентам подобные задачки: «Можно ли принять от клиента недорогой подарок?», «Может ли психолог консультировать своего руководителя по семейным вопросам?», «Что следует делать, если у клиента обнаружены побои, и он стал жертвой насилия?».

      «Я обязан знать, кто убил философа, сокурсницу и едва не лишил жизни самого дорогого мне человека» — решил Стайлз, кидая полный любви и беспокойства взгляд на Лидию и выходя из больницы.
 

***



      В полицейском участке было шумно: то и дело туда-сюда сновали сотрудники, передавая друг другу документацию, из-за их вечной беготни уборщику приходилось вновь и вновь подметать грязь с ботинок, впрочем, уборка помещения сейчас едва ли самое сложное действо…

      За решеткой мини-камеры, находящейся в приемной, сидело два человека: мужчина средних лет, чью голову едва ли тронула легкая проседь, и женщина с прической каре, глядящая пустым взглядом куда-то вдаль.

      Что движет человеком, когда он идёт на преступление? Что чувствует человек, придумавший план преступления, но не совершающий его самостоятельно?
Наверное, в данной ситуации мужчина должен быть зол, меряя камеру шагами и при этом используя ненормативную лексику, так отчего же он вместо этого обнимает женщину, шепча ей на ухо что-то сокровенное?

      А она глядит на него, будто бы и не замечает, где они находятся. Смирилась. А может, ждет чего-то?

      Стайлз вбежал в отделение и оторопел от удивления, не желая верить своим глазам, округлившимся столь сильно, что-то и дело норовили вылезти из орбит.

       — Не может быть… Вы же…

       — Ты их знаешь, Стилински? — спросил оперуполномоченный, доставая блокнот. Вокруг данного представления уже собралась целая аудитория зрителей, включающая в себе полицейских и работников федерального бюро.

       — Назовите ваши имена для протокола, — четко произнес опер, обращаясь к мужчине в камере.

       — Алекс. Алекс Уинтикрум.

       — Должность?

       — Преподаватель математики в университете Бейкон Хиллс. — понуро ответил тот, кидая обеспокоенный взгляд на женщину.

      Стайлз видел в его глазах плещущуюся горечь, осознание содеянного, но всё же решимость. Из-за чего приличный мужчина с хорошей зарплатой пойдет на два убийства и покушение на третье? Где тот самый недостающий кусочек пазла-головоломки?

       — Хелен Инвай. — с вызовом произнесла женщина. — преподаватель анатомии центральной нервной системы.

      Вопросы шли один за другим, кружа в водовороте, строя лесенку правды куда-то вдаль, только вот убитым эта правда уже не поможет. Похороненные в закрытых гробах уже не оживут, не смогут сделать чего-то нужного, поговорить с кем-то важным; их жизни оборвались, в то время как жизнь Лидии Мартин висит на волоске, в то время, как о том, что она всё еще жива сообщают бесчисленные аппараты, прикреплённые к её телу.

       — Зачем Вы это сделали, Хелен? — задал последний вопрос полицейский, не надеясь на ответ. Обычно на такие вопросы несли откровенный бред, изредка отсылаясь на гороскопы.

       — Знаете, шериф, — все же произнесла преподавательница, поднимая взгляд, — как Вам известно, я веду у студентов анатомию. Бывают тупые и ленивые дети, бывают умные, зависит от количества извилин, а тут уж как повезёт, — усмехнулась, еле заметно кивая невидимому собеседнику, — так вот, головной мозг регулирует и координирует работу всех органов и систем человеческого организма, обеспечивает их связь, объединяя в единое целое. Головной мозг состоит из нейронов, формирующих электрические импульсы посредством синаптических связей. Именно так контролируется деятельность человеческого организма. Головной мозг обеспечивает обработку сенсорной информации, которая передается через органы чувств, управляет движениями, отвечает за внимание и память, координацию, воспринимает и генерирует речь. Благодаря головному мозгу, человек имеет возможность мыслить.- закончив тему, она выдохнула. Быть может думала, что она на лекции… — Но иногда бывает и иначе: вследствие болезней работа мозга нарушается, и тем самым влечёт за собой сбой в работе других органов и систем.

       Пока полицейские конспектировали признание преступницы, инициативу решил перенять Алекс, решив, что раз уж и мотать срок, то хотя бы вместе.

       — У Хелен опухоль мозга. — с грустью произнес он.

       — Патологические образования из клеток, не характерных для головного мозга, вызывающие рост внутричерепного давления, называют опухолями. Их разделяют на доброкачественные и злокачественные. — отчеканила Хелен, будто бы готовила эту лекцию всю жизнь. — Головная боль, повышение внутричерепного давления, нарушения памяти… Опухоль может вызывать паралич конечностей, повышенную чувствительность к давлению, холоду или теплу. Эти изменения вызваны нарушением мозгового кровообращения. Нарушается реакция на свет, зрачки разные по величине. Растущая и вовремя не продиагностированная опухоль может вызвать смещение мозга, еще более нарушая его работу. На ранних этапах опухоль удаляется хирургически, давая надежду на выздоровление. В запущенных случаях больной получает паллиативное лечение — временно поддерживающую терапию. Вообще, врачи многое болтали, да что толку!

       — Хелен решила взяться за дело самостоятельно.

       — Вскрывая черепа других людей, как консервные банки? — громко сыронизировал Стайлз. — Вы серьезно думали, что из мозга профессора философии выйдет вырезать… что Вы там вырезаете, средний мозг с таламусом?

      — Он был нашим другом, пока не начал смеяться над нашими отношениями! — закричала Хелен. — Этот чертов псих хотел вправить нам мозги, задвигая свои концепции, будто мы с Алексом не можем быть вместе! Он… — женщина еще долго кричала бы, если бы не нейролептик, который ей вколол криминалист.

      Наконец-то всё и прояснилось.

      Только вот хорошо ли это?..

       — Прошу прощения, я должен срочно идти, — быстро сказал Стайлз, ловя на себе заинтересованные взгляды коллег.

       — Удачи, Стилински.
 



Катя Вакулина

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться