Звонкий голос

Размер шрифта: - +

Звонкий голос

По извилистой дороге городка, как обычно, сновали машины – медленно, осторожно, а то, смотри, зацепишь кустарник черемухи или барбариса, потом от всех старушек услышишь столько гадостей, сколько за всю жизнь не слышал. Хотя они все равно будут бурчать: шум, выхлопы, следы от шин или еще что, но посудачить повод найдется. Даже на велосипед Артема они находили, что высказать, мол, он их цветы иногда давит. Особенно отличались старушки у подвального офиса дяди Коли, но сегодня Артему ничто не могло испортить настроения. Он собирался занять денег и пойти купить кольцо. А затем еще и цветы, и заказать лучший столик в ресторане. Дальше план тоже был: прожить долгую и счастливую жизнь с Маргаритой.
С дядей Колей проблем возникнуть не должно было: он уже много лет официально не работал, зато все в округе его знали, как самого щедрого кредитора. Процент и то почти нулевой. Только он всегда спрашивал причину. Все знали, что лучше сказать правду – городок маленький, потом все равно выплывет, а если дядя Коля узнает про ложь, то больше не одолжит. Такой уж странный человек. Скучно на старости лет, видимо.
Когда Артем с горящими глазами влетел в маленький, затхлый офис, куда почти не пробивались солнечные лучи – окошко сверху совсем маленькое, больше напоминающее щель, - и выпалил свою просьбу, то ожидал только одного ответа.
- Нет, - спокойно ответил дядя Коля и даже не оторвался от полировки ботинок.
Сам он не отличался ни ростом, ни телосложением – этакий щуплый, даже костлявый старичок в смешном, не по размеру, сером пиджаке, и тем неожиданней было слышать его голос: громкий, уверенный, сразу мороз по коже от такого.
- Как? – от растерянности Артем смог выдавить только одно слово и ошарашено присел на деревянный стул.
- Ты молод. Инфантилен. Не разбираешься в людях. Это твоя первая сильная любовь – остальных твоих девчушек я даже не считаю, - спокойно, с расстановкой ответил дядя Коля и с сосредоточенным видом осмотрел правый ботинок. Результат ему не понравился, и он продолжил его тереть маленькой розовой тряпочкой. - Жениться в двадцать два, когда ты только окончил учебу, глупость. Твоя любовь пройдет через несколько месяцев.
- Ты ее даже не знаешь! – возмущенно воскликнул Артем и подскочил на стуле. – Она особенная! Золотая медалистка, окончила филфак с красным дипломом…
- За такое не любят всю жизнь. За такое, честно говоря, вообще не любят. Сколько ты ее знаешь? Год? Полтора? Ты о ней ничего не знаешь. Все, что ты мне рассказывал, так это всякую романтическую лабуду про цитирование Ремарка и знание девяти рецептов кофе. За такое любят, но пару лет – потом тебя затошнит от Ремарка, а с кофе ты перейдешь на чай.
- У нее такой звонкий голос! А глаза… - начал было Артем, но дядя перебил, начав наконец полировать левый ботинок.
- Месяц или два, а потом ты увидишь еще много очаровательных глаз – или какое слово ты хотел подобрать? Бездонные? Красивые? Она такая же как все.
- Не такая! Мне нравится ее характер! – разозлившись, ответил Артем. – Ее привычки. Даже плохие и неправильные! Знаешь, она никогда не опаздывает. Нет, не потому что пунктуальна, а потому что, если понимает, что опаздывает, то не приходит. Ей не нравится потом извиняться и чувствовать себя виноватой. Это… не знаю! В этом вся она, и в этом есть что-то особенное. Она независимая! Вот. Всегда уверенная в себе.
Дядя Коля на секунду оторвался от ботинок, но даже не глянул на племянника, а посмотрел на часы. Недовольно пожевав губами, он снова вернулся к скучному занятию.
- Она никогда ни у кого ничего не просит. Не занимает. Не подстраивается. Таких мало.
- Ты без работы. У тебя низкооплачиваемая стажировка и все. Даже на кольцо денег нет. Она не относится к тебе серьезно – так, легкий студенческий роман.
- Она говорит, что готова завести от меня ребенка хоть сейчас! – резко ответил Артем. – И мы снимем квартиру, мы…

Пламенную речь нарушила писклявая трель звонка. Дядя Коля оживился, отложил тряпочку и наконец-то глянул на племянника.
- Постой там за ширмой – не смущай клиента. Эх, и так на полчаса он опоздал…
Артем раздраженно раздул ноздри – какой-то должник важнее, чем родной племянник! Но сдержался и послушно отошел за китайскую ширму, пылившуюся в углу кабинета, – не в том он положении, чтобы ругаться. Занять больше денег не у кого…
- Извините, что опоздала, - раздался звонкий девичий голос. – Мне очень неудобно…
- Ничего, дорогая. Со всеми бывает, - ответил дядя, но Артем с трудом расслышал его слова – в ушах зашумело, а уродливые мимозы, нарисованные на ширме, поплыли перед глазами.
- Вот, возвращаю всю сумму с процентами, как и договаривались.
Дрожащей рукой Артем схватился за край ширмы и выглянул: он успел заметить лишь край белого платья и пушистый хвост золотистых волос, прежде чем входная дверь захлопнулась. Но больше и не требовалось.
- Действительно, звонкий голос, - заметил дядя Коля, вновь взяв в руки тряпочку и удобнее устраиваясь в кресле. – А деньги она на аборт занимала.
Не обращая внимания на застывшего статуей племянника, он с невозмутимым видом продолжил полировать левый ботинок.



Олеся Перепелица

#6782 в Проза
#4325 в Современная проза

В тексте есть: любовная драма

Отредактировано: 11.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: